Государство как фонд: оптимизируем портфель инвестиций

Мы продолжаем совместный проект с РБК. Андрей Кортунов, генеральный директор Российского совета по международным делам (РСМД) представил свое видение внешней политики будущего. Подробно об этом можно прочитать здесь. Мы же сделали краткий пересказ публикации, оформив ее в виде вопросов и ответов

Представим Россию в виде большого инвестиционного фонда, в котором основные направления внешней политики соответствуют крупным инвестиционным проектам. Какова стоимость акций фонда на рынке?

Она выше стоимости его активов. Россия сегодня имеет больше влияния в мире, чем она должна была бы иметь, исходя из ее объективного положения в мировом населении, в глобальной экономике и финансах. Наши акции на политических рынках нередко котируются выше, чем акции эмитентов с куда большими активами (например, акции Европейского Союза). Российская дипломатия виртуозно использует эффект мультипликатора в мире, где весьма ценятся оперативность, напористость и последовательность внешнеполитических решений. Российской внешней политике подчас удается при минимальных инвестициях добиваться максимально высоких показателей текущей политической доходности.

Какими инвестиционными инструментами пользуется Россия?

Набор инвестиционных инструментов, которыми располагает сегодня российская внешняя политика, на самом деле, не очень велик. Это обновленный и эффективный военный потенциал, привилегированные позиции в ряде международных организаций (в первую очередь, в Совбезе ООН) и заметная роль на мировых сырьевых рынках (прежде всего – углеводородных). Инструментарий пока надежный, но его применимость далеко не всегда очевидна, а относительная ценность в XXI веке имеет тенденцию к девальвации.

Что в первую очередь ведет к девальвации?

Технологическое отставание, которое в стратегической перспективе создаст для России и риски ослабления оборонного потенциала. Для того, чтобы внешняя политика была сильной, нужно иметь развитые внутренние ресурсы. Такие как, образовательный и научно-технический потенциал, инновационный ресурс, социальный капитал и пр.

Как работает российский инвестиционный фонд на рынке?

Рискованно. Россия сегодня выступает как агрессивный инвестор, который устраивает спекуляции, принимает неожиданные для конкурентов решения, делает внезапные тактические ходы. В мировой политике Россия нередко выглядит «потрошителем проблемных активов», вроде финансового хищника Гордона Гекко – героя Майкла Дугласа из фильма Оливера Стоуна «Уолл-стрит». Краткосрочные задачи это часто решает, но вот насколько высоки долгосрочные издержки такой тактики?

С точки зрения долгосрочной стратегии, какие инвестиционные проекты наиболее рисковые?

К сожалению, у России достаточно затратных инвестиционных проектов, выход из которых неочевиден. Какова стратегия выхода, например, из сирийского конфликта? Сможет ли Россия успешно конвертировать свою военную вовлеченность в Сирии в устойчивое политическое влияние – выиграв войну, не проиграть мир? Вынужденные импровизации во многих случаях влекут за собой потерю не только ожидаемого инвестиционного дохода, но и части вложенного политического капитала.

Как бы Вы предложили организовать работу российского инвестиционного внешнеполитического фонда?

Сконцентрироваться на внутреннем развитии. Для этого оптимизировать внешнеполитическую активность, сформировав консервативный портфель сохранения уже достигнутых позиций. Это предполагает расширение линейки инвестиционных инструментов, диверсификацию внешнеполитических активов, последовательную минимизацию рискованных агрессивных инвестиций спекулятивного типа, наращивание объемов долгосрочных высоконадежных инвестиционных проектов.

Как быстро это можно сделать?

Ревизия внешнеполитического инвестиционного портфеля должна проходить постепенно и предсказуемо для наших партнеров. Репутация инвестора, его надежность стоят дорого как в финансовом, так и в политическом мире. Тем более в том нестабильном, изменчивом и полном неожиданностей мире, в котором нам предстоит жить.

Андрей Вадимович Кортунов

Генеральный директор Российского совета по международным делам.

Член РСМД.

Закончил МГИМО, аспирантуру Института США и Канады, кандидат исторических наук.

Работал заместителем директора Института США и Канады, был создателем и первым президентом Московского общественного научного фонда (МОНФ). Преподавал внешнюю политику России в США в Университете Майами, «Льюс и Кларк колледже» в Портленде, Калифорнийском университете. В 2011 г. избран генеральным директором некоммерческого партнерства «Российский совет по международным делам» (РСМД), созданного по Распоряжению Президента Российской Федерации. Основные направления научной деятельности: международные отношения, внешняя и внутренняя политика России, российско-американские отношения.