Стрельба в Ивантеевке: как избежать трагедий в школах

7 September 2017

В последние годы в России выросло число случаев перестрелок в школах. Самым громким случаем стал инцидент в столичном районе Отрадное. В 2014 году десятиклассник Сергей Гордеев из отцовского карабина застрелил учителя географии, убил охранника и тяжело ранил полицейского. После длительного судебного процесса юношу признали невменяемым и отправили на принудительное лечение.

5 сентября 2017 года девятиклассник из подмосковной Ивантеевки устроил в классе стрельбу из пневматического оружия. Началась паника, дети выпрыгивали из окон. В итоге двое школьников получили серьезные ушибы, один – перелом, учитель – черепно-мозговую травму.

Редакция «Безопасности» побеседовала с директором Муниципального автономного общеобразовательного учреждения «Гимназия №5» города Чебоксары Инной Исаевой о том, почему это происходит и как можно было предупредить ситуацию.

Почему все чаще бывают случаи, когда не отчаявшиеся изгои, а, напротив, успешные дети, отличники и лидеры класса, приносят в школы оружие и устраивают стрельбу?

Во-первых, начала вырисовываться группа риска высокоинтеллектуальных детей. Такое своеобразное «горе от ума» получается. Это очень умные, интеллектуально развитые дети с пониженным уровнем социализации. У них очень много знаний о мире, политике, экономике, то есть имеется картина понимания мироустройства. При этом жизненный опыт отсутствует, они не знают, как вести себя в своем понимании мира.

Эта несостыковка в переборе знаний о мире и существовании в нем может быть одной из причин. Тем более, что подростковому возрасту сопутствует юношеский максимализм. Отрицание всего, что есть. И если в картину мира не вписывается, например, учитель, то на этого педагога может быть направлена агрессия.

Второй причиной может быть желание стать лидером или упрочить свое лидерское положение. У подростка из Ивантеевки были посылы «я могу, я могу».

С чего следует начинать профилактику подобных случаев?

Самая острая проблема – раннее выявление ребенка с агрессией. Если мы говорим об этом конкретном случае, то моменты, говорящие об агрессивном состоянии подростка, можно было найти на его страничке «ВКонтакте».

Наша служба психологической помощи ученикам под разными именами практически круглосуточно проверяет соцсети сложных ребят. И они не раз выявляли проблемы. Например, дети выкладывали изображения сцен жестокости. Бывает детская агрессия у девочек, когда они про другую девочку пишут разную ерунду.

Очень важно на раннем этапе увидеть ребят, входящих в эту группу риска. Кроме того, наша психологическая служба сопровождает детей. В нашей школе нет начальных классов, а с пятого по одиннадцатый классы учатся 850 подростков. Примерно 10 из них – дети с той или иной степенью шизофрении. В школах повышенного уровня часто есть такие дети, на грани высокого интеллекта и низкой социальной адаптации.

Важно ли взаимодействие между педагогами и родителями? Какова роль семьи в снижении числа таких инцидентов?

У нас работает «Школа эффективного родителя», направленность которой завязана на тематике взросления детей. Когда появляется какая-то проблемная ситуация, то психологи не оставляют детей.

Недавно был случай с одним из подростков. Ему поставили реальный диагноз, мальчик был агрессивным, и его перевели в другую школу - без повышенной учебной нагрузки. И получается, мы облегчили ему обучение, но не сняли с себя ответственность за его сопровождение. Наш психолог все так же работает с ним, сопровождает семью. В итоге у мальчика остался к нам доверительный бонус. Он понял, что есть взрослые, которые помогут адаптироваться.

Но, к сожалению, так бывает не везде. Из школ ушел процесс сопровождения ребенка. Раньше в образовательных учреждениях социальные службы посещали места жительства трудных детей, общались с родителями, окружением. А сейчас это стало «персональными данными».

В случаях, когда ребенка уже нужно поставить на учет, исчерпан лимит психологов, а семья не хочет – школа никак не может на это повлиять, нет такого права. Даже если речь идет не о лечении в больнице, а просто о медикаментозной помощи.

Разрыв между правовым полем и частой безграмотностью родителей, а также неспособностью школы изменить ситуацию — серьезная проблема современности. И даже если есть специалисты в школе, они не могут повлиять на семью. Возможно, этот момент нужно как-то законодательно прояснить.

Помочь, как минимум, снизить число трагедий может включенность в судьбу ребенка. Если родители сами не могут, но доверились, услышали и поняли специалистов, а затем приняли меры, то ребенок спокойно пройдет через гормональные всплески и изменения и войдет в нормальный ритм жизни.

Если семья это не приняла, то мы доживаем до таких трагедий.

В свою очередь заместитель директора по информационно-коммуникационным технологиям Юрий Михайлов рассказал, что представляет собой технология прохода в школу «по отпечатку» и при помощи каких технических мер можно повысить безопасность учеников.

Не совсем верно говорить о системе прохода по отпечатку. Действительно, у всех учеников были собраны отпечатки пальцев. Затем их изображение превратили в цифровые коды и внесли эти данные в базу.

В дальнейшем проход в школу осуществляется не при помощи сверки фотографии ученика, а при сличении рисунка на сенсоре с цифровым кодом, а не с отпечатком. В итоге ребенок просто прикладывает палец к сенсору и проходит. При этом пройти в школу можно и по картам школьников. По ним же осуществляется оплата питания.

Кроме того, в нашей школе имеется система видеонаблюдения. Камеры стоят на входе, в коридорах, и две IP-камеры стоят в классах информатики. Запись поступает на сервер и хранится около месяца.

Также на входе дежурят охранники, которые дополнительно следят, чтобы в гимназию не прошли посторонние люди.

Источник: Телеканал Безопасность