Интеллектуалы: «Лукашенко-то понимает, откуда идет реальное развитие»

02.05.2018

Удастся ли Лукашенко дистанцироваться от конфликта России с Западом и на кого в итоге сделает ставку белорусский лидер?

Пока российские власти соревнуются в экстравагантности, придумывая, как отомстить Западу в ответ на санкции, глава Беларуси хранит молчание, стараясь вообще обходить эту тему. Даже во время ежегодного послания Лукашенко непривычно мало говорил о внешней политике. Не дождался от него поддержки и извечный союзник, получив лишь упреки в недостаточной эффективности партнерства и в том, что «проблемы возникают как по графику».

Что же касается Запада, то и тут Лукашенко не был многословен, однако заявил: «Евросоюз — это наши соседи. А соседи — от бога. Это аксиома».

Чем объяснить такое сдержанное молчание и означает ли это, что Лукашенко хочет дистанцироваться от восточного соседа?

— Лукашенко понимает, что Россия как опора непрерывно слабеет, — отметил во время дискуссии в Клубе интеллектуального общения социолог Сергей Николюк. — Лукашенко в свое время поставил на Россию, и не то, чтобы он понимает, что проиграл или неправильно сделал, но осознает, что тех выгод, которые были когда-то, сегодня уже нет. Более того, он видит, к чему ведет этот конфликт России с Западом. Это обыватель, лежа перед телевизором, радуется, как Россия всем покажет и порядок наведет, но Лукашенко-то понимает, что все реальное развитие идет через Запад, все технологии, оборудование — ничего этого в России нет.

К тому же, по мнению социолога, как партнер Россия становится все более ненадежным. Это подтверждают и многочисленные торговые войны, которые постоянно возникают между двумя странами.

— Эти бодания по поводу молока шли и будут идти, — отмечает Сергей Николюк. — Но обратите внимание: будучи идеологическим противником Запада, Беларусь с ним не ведет никаких экономических войн. Там всё очень просто: договорились — выполняем, не выполняете — до свидания!

Эксперт не видит перспектив в дальнейшем сотрудничестве с Россией:

— Экономика России прошла свой пик, она пускает пузыри, потому что кроме нефти и газа у нее ничего не остается. Однако сегодня время углеводородов уже прошло, скоро нефть и газ будут играть такую же роль, как когда-то уголь. Никто ведь утром сейчас не просыпается и не смотрит, какие цены на уголь.

— Тем не менее даже в таком состоянии экономики она будет существовать долго. И может еще искусать всех своих ближних соседей, начиная с нас, — отмечает историк Анатоль Тарас. — Я, конечно, не разделяю опасений некоторых экспертов о том, что Путин подумывает о захвате в Беларуси или смене здесь власти. Скорее там считают, что хоть и сукин сын, но наш сукин сын и нет никаких оснований что-то менять.

Однако все может измениться, продолжает эксперт. Эта угроза для Беларуси от России окажется реальной, когда Лукашенко больше не сможет править страной.

— Вот тогда, конечно, нам может не поздоровиться, — считает Анатоль Тарас. — Но, с другой стороны, кто сказал, что Путин не гикнется первым? А пока спать можно спокойно. Беларусь вон даже никак не фигурировала в выборных речах Путина. Мы там не стоим на повестке дня, есть у них другие проблемы.

Такое отсутствие пристального внимания, с одной стороны, на руку Лукашенко, поскольку делает его разворот на Запад менее заметным. Но с другой, на фоне конфликта России и Европы, восточная соседка может это расценить как предательство.

— Лукашенко в очень некомфортной ситуации. Однако он прекрасно понимает, что происходит в России и куда все катится. Конечно, можно и дальше гнить вместе. В конце концов, и в Африке люди живут, — отмечает Сергей Николюк. — Но есть ведь молодежь, люди, которые мыслят прогрессивно. И если они вдруг видят, что тут невозможно себя реализовать, то они делают то, чего не могли делать наши деревенские предки — они собираются и уезжают. Это просто разные возможности и разные миры.

Он напоминает, что еще 200 лет назад по уровню ВВП разница между передовыми и отсталыми странами отличались в четыре раза, сегодня — в сто раз.

— И эта разница продолжает нарастать. В Африку люди не бегут, — заключает Николюк.