Новый котёл для АТОшников – теперь по месту жительства

Если верить украинской статистике, то в боях за Иловайск погибло 366 военных; при «героическом отступлении» из Дебальцево 66 АТОшников. Но это не самые страшные сражения, в которых ВСУ понесли значительные потери.

«Украинский солдат больше не будет голый, босый и голодный», — говорил когда-то Пётр Алексеевич. «И на том спасибо», — думали солдаты, ведь как-то негоже солдату лучшей армии на континенте воевать голышом с урчащим животом.

Украинское руководство много внимания уделяет украинской армии, а армии в свою очередь, неплохо было бы выделять побольше денег. С другой стороны, меньше денег – меньше жертв среди граждан Донбасса, это, конечно же, большой плюс, за что Петру Алексеевичу отдельное спасибо, пусть набивается свои карманы и дальше.

Одни из самых эмоциональных сюжетов о солдатах это те, в которых показывают демобилизовавшихся. Строй солдат, многих награждают грамотами, рассказывают об их подвигах, после чего звучит последняя команда на данном этапе службы: «Вольно, разойдись». Счастливые солдаты попадают в объятия не менее счастливых родственников. «Стоп, снято», — на этом сюжет заканчивается, и многим уже не интересно, как дальше складывается судьба АТОшников.

Кто-то возвращается к прошлой жизни, желая быстрее забыть ужасы войны, ходит по школам и учит детей «патриотизму», кто-то пытается сделать себе политическую карьеру. Иногда в СМИ появляется информация, что какой-нибудь ветеран из условного Чернигова не смог обратно влиться в мирную жизнь и наложил на себя руки, а таких, как оказалось, очень и очень много.

«По данным военной прокуратуры, на начало июня 2017 зарегистрировано около 500 случаев самоубийств участников Антитеррористической операции после возвращения из зоны боевых действий», — потряс ужасными данными министр внутренних дел Арсен Аваков в интервью «Украинской правде».

После этого он добавил, что это вполне нормальная практика, так как в мире есть «общепризнанный стандарт» относительно ветеранов – 90-95% участников боевых действий впоследствии имеют медицинские и социальные проблемы, а около 30% имеют посттравматический синдром, результатом которого нередко бывают самоубийства.

Возвращаясь к статистическим данным по поводу Дебальцево и Иловайска: суммарно в двух котлах погибло 432 военных (по украинским данным), против 500 тех, кто решил закончить жизнь суицидом, вернувшись с фронта домой. Число последних постоянно растёт, так как солдаты продолжают возвращаться домой, где они никому не нужны, кроме своих родных. Но это мало кого интересует, теперь они просто «общепризнанный стандарт».