Агенты новой территории.

Никто уже не пустит внутрь — там маленький алтарь. Если мое поколение носит маски и хранит правду внутри, то эти наоборот правда на показ, бери, ментяра всё, но внутри тайный миф. Миф в костюме правды.

Один современных художник эксплуатирует хипстерскую субкультуру спустя 5 лет как та умерла. Не видит что ли, ему бы на работу надо, в офисе всегда видно что происходит на самом деле в культуре. Уже не шутит никто, и не спроста не шутит, все чувствуют этот запашок тоталитаризма по коридорам, люди напуганы, люди в смятении, сейчас блэк актуален как никогда, сейчас ирония уходит в черный юмор и цинизм, как можно шутить когда в Лондоне вчера умерло семь человек от терроризма?

Как бывший хипстер скажу: хипстеры это маргиналы, которые не дотянули проходной балл в Строгановку, нас оказалось очень много в какой-то момент, мы понимали что мы абсолютно бесполезны, но наслаждались этим, поскольку родители стали нормально зарабатывать. «Овощ в помощь», ирония, нарциссизм, гедонизм. Потом эта волна схлопнулась в такой шар, многие повзрослели, у нас дети, стартапы, карьера, и мы шутим для своих уже. И появились милениалы, им не смешно, у них кризис, когда они вешают плакат что им плохо им правда плохо. У них спивающиеся отцы, которые не урвали в 90 ничего, у них наркота в трех кликах, ИГИЛ, им не смешно от демотиваторов, они правда демотивированы. Но никто не слышит, кругом постмодернисты, которые все воспринимают как шутку. Они тру блэк, им правда импонирует Летов, они хотят мораль, нравственность, церковь им очень нужна сейчас. Еще немного и у них появятся лидеры, которые скажут — на баррикады, и они пойдут, мы будем думать что это шутка или монстрация, а они по серьезке начнут убивать. После радужных хипстеров нас ждет черная ночь новых говнарей.

Прям сейчас у меня в офисе сидят злые, напуганные, собранные и аскетичные 30 летние. На столах нет личных вещей, у всех одежда без принтов, кружки без шуток, работают на износ, они знают, что увольнение = смерть. Они замкнуты, никому не доверяют, не шутят, не разговаривают в курилке или на кухне. Никогда еще за 15 лет в офисах я такой напряженной атмосферы не видел. Особенно в К*** было заметно, как цветная коммуна превратилась в строй солдат. Хипстер примеряет майку с шуткой и радуется в сетях. Но ее лучшая подруга знает, что та находится на грани, она в отчаянье и в уажсе грядущего одиночества, ее радость от принта — ностальгия. Посмотреть любимый мультфильм детства, вспомнить как было весело. Потому что прям щас ей плохо, но она слишком взрослая что бы так сказать вслух, а 20 летние могут. Еще немного и мы увидим в культуре настоящую ненависть, Ленина увидим. И начнется радикализм во всех сферах, потому что тотальная изоляция не оставит молодым выбора. Они сожгут памятник Петру. У них будут тексты наполненные мощью, подрывной силой нигилизма, будут отрицать деньги, язык, музыку. Они построят свой мир, параллельный и бессмертный. Им не нужен будет Хармс или Достоевский, они просто вычеркнут это все. Цивилизация с нуля.

Этнография социальных групп. Вот что интересно. Локальные группы (не территориально, конечно) будут рождать собственные мифы. Они локализованы по своим чатам и пабликам, они просто игнорят всю остальную культуру. Смерть истории искусств. Они весь мир на мьют поставили. Будут и сектанты, фанатики всех мастей. Если медиа — это коммуникация социальных групп, то будущее СМИ будет разведкой и контрразведкой. Нам нужны тайные шифры и знаки, новый язык.

Ирония для меня это «Ирония судьбы» в новогоднюю ночь. Не смешно.