Глава 2.

19.06.2017

Вечер наступил стремительно и, как это обычно бывает, совершенно безальтернативно. Легкая прохлада и несущееся к закату солнце ясно обозначили свое намерение положить конец очередной рабочей неделе. Пятница, в конечном счете, обрела свою подлинную силу и рьяно стала требовать уважать ее права. Дожив до пяти часов вечера, я решил пройтись по набережной - накатывает порой, знаете ли, да и погода благоволила. Хотелось прогуляться в одиночестве, поразмышлять о насущном или великом, привести мысли в порядок, наконец. Выйдя на плотно сбитую плитку набережной, я пошел вдоль ограждения, делившего прибрежную линию надвое. Борьба противоположностей: стремительная лощеная цивилизация против вековой мудрости и первобытности природы. Нравятся мне контрасты - ничего не могу с собой поделать. Сойдя вниз, к воде, я снял обувь, носки и неспешно побрел вдоль моря, загребая ногами еще теплый песок. Смеркалось, солнце проваливалось за линию горизонта, освобождая нарочито густое небо для звезд, которые, будто весь день только и ждали этого момента. Прохладный вечерний воздух приятно щекотал легкие. Мысли вили беспорядочные узоры и, так и не зацепившись ни за одну из них, я решил взять путь домой. Простая прогулка не могла вдохнуть в меня порцию жизни - с этим я давно свыкся. Атмосфера усугублялась тем, по всей длине набережной, словно стража, стоят динамики, транслирующие городское радио. Дело нужное – объявляют о потерявшихся детях, предупреждают о плохой погоде. Но есть у этой системы оповещения один недостаток: судя по всему, песни, которые играют из колонок, выбирает ярый мизантроп, посвятивший себя уничтожению всего светлого, что есть в жизни. Я понимаю, выбрать музыку, подходящую всем и каждому – просто невозможно. Только, не знаю ни одного человека, на которого бы местное радио не нагоняло тоску и не толкало быстрее вернуться восвояси. Может, они этого и хотят? Рассовать всех по домам, чтобы меньше шастали по улицам, беседовали, мутили воду. Скрытый комендантский час, не иначе. Будничное существование все больше поглощало меня с каждым днем, детские мечты давно рассыпались, а их место так и осталось пустовать. Никаких идей о будущем, никаких планов. Дни повторяют друг друга, их будто клонируют, выдавая перелицованное вчера, как новое сегодня. Окончание университета, которого я так ждал, не дало ничего нового. Лишь добавило обязательств о собственном благополучии. Карьерный рост, сулящий следующий жизненный этап, оказался лишь легкой сменой обстановки. Новый кабинет, иной коллектив, а по сути – мне дали другую позицию в большом бессмысленном хороводе.

Переходя дорогу через пешеходную «зебру», я услышал шум приближающегося автомобиля, посмотрел направо и не прогадал. В мою сторону направлялась белая Mazda 3; существо, сидящее за рулем было увлечено чем-то, находящемся на пассажирском кресле, и о дороге помнило, разве что подсознательно. Поздний вечер, пешеходный переход, белая Mazda, и я, как гвоздь программы. Не самый оригинальный конец, даже для моей истории, банальный до искренней печали. Не верьте тем, кто рассказывает красочные истории о пролетающих перед глазами кадрах из жизни – это неправда. Единственное, что я могу сказать, так это о замедлении времени: доли секунды до столкновения продлились около часа, так мне показалось, по крайней мере. Но к счастью, белая Mazda не стала последним, что я увидел. В лучшее место я не отправился, чего, несомненно, наш суетливый мир и не заметил. Хотя, было бы забавно понаблюдать за истинно театральной игрой людей, понесших потерю, со стороны нейтрального наблюдателя. Действительно прочувствовать горе утраты - дано не многим, большинство же, следуя зову традиций и правил, просто надевают на себя траурные маски, сотрясают воздух прощальными речами и соболезнованиями. А по окончании, их лица принимают привычный вид, возвращая своих хозяев к повседневности - такой же пустой, как и до потери. Мы так устроены, стыдиться нечего. Разрушить привычный уклад жизни может лишь стихийное бедствие, война или банкротство, например. Странное и тупое ощущение приближающегося конца оборвалось сильным немым ударом, после чего наступила обволакивающая пустота, парализовавшая мое сознание. Я пришел в чувства невероятно резко, словно меня разбудили ударом лопатой по темечку. Мгновенное ощущение боли разлилось по телу до кончиков волос, казалось, что все внутренние органы отмечали весеннее равноденствие, напились до чертиков и теперь страдают диким похмельем. Осознав себя на больничной койке, я поборол сухость во рту и обратился к медсестре, стоявшей у окна.

- Извините, можно Вас?

- Добрый день. Как себя чувствуете? – спросила она с искренним участием.

- Пока не понятно, но не ахти. Все очень плохо?

- Нет, Вам повезло. Только ушибы, да ссадины, - она доброжелательно улыбнулась и добавила, - Вам очень повезло!

- Когда меня выпишут?

- Сейчас я позову врача, – после этих слов она выпорхнула за дверь.

Мужчина средних лет пришел минут через пятнадцать. Он был крайне утомлен, похоже, что давно не спал. Врач со мной побеседовал, провел какие-то простые тесты на восприятие, я оказался в порядке. Он вышел, оставив меня одного. Вернулся медсестра, от которой я узнал, что пробыл здесь около суток а, привезла меня какая-то девушка. Моим родным об этом никто не сообщил, так как мобильник разбился при ударе, а она пропала сразу после того, как меня приняли в травматологии. Ну что ж, родители не в курсе - это к лучшему, меньше поводов для беспокойства. Живу я отдельно, если не звоню даже неделю – ничего страшного. Сюрпризом стало то, что героиня оставила свой номер телефона и попросила меня связаться с ней, когда приду в себя. Неожиданно, нужно обязательно позвонить. После такого знакомства, она должна, как минимум, стаканчик хорошего виски, а то и бутылку. Оригинальный способ обратить на себя внимание, но уж сильно болезненный.

В течение дня меня выписали, дали наставления по реабилитации (я не специалист, но мне показалось, что это не более чем типовые рекомендации), и я отправился домой. Не могу ручаться, возможно, дело в анестетиках, но ощущение легкости было потрясающим, как и настроение. По пути домой я снял деньги с банковской карточки, и зашел в салон сотовой связи. Быстро отвязавшись от консультанта, выбрал новый мобильник. Переставил симку из того, что осталось от прежнего аппарата, и решил позвонить новой знакомой. И почему я не удивился, что «номер не существует»? Такое ощущение, будто решив написать номер, она действовала, исходя из понятий о совести и ответственности, но потом испугалась заявления в полицию, иска в суд, вымогательства, и решила написать номер неверно, как бы ошибившись. Вроде и молодец, но и из воды вышла сухая, хотя логичность этого поступка под большим вопросом. Номер машины я, само собой, не запомнил, как-то не до этого было. А Mazda такой модели в городе чуть более, чем много, да и белый цвет в цене у народа.

- А могло быть и хуже! - подбодрил я себя и побрел домой.

Хорошо, что это случилось в пятницу вечером, не станут донимать на работе по поводу отсутствия. Да и отлежаться денек явно не будет лишним, организм такие штуки не прощает и просит отдыха. Благо, машину в тот день дома оставил, а то посещать офис нет ни малейшего желания. Неспешным шагом я разменивал квартал за кварталом. Никогда не понимал, чем этот город так нравится моим знакомым. Да, здесь хватает ярких зданий, чистые улицы, клумбы, памятники, но все так разношерстно, что похоже на сотню раз залатанное одеяло. Нет единого стиля, каждый строит и оформляет, как ему хочется. Арабские мотивы граничат с готикой, азиатская архитектура сливается с европейской тематикой. От такого разнобоя рябит в глазах. И все какое-то маленькое. Ни высокие здания, ни просторная набережная не способны скрыть миниатюрность города, хоть они и стараются. Оттого и себя здесь чувствуешь маленьким и невзрачным, просто насекомым, на фоне огромного шумного мира. Но, как ни странно, меня эта миниатюрность и провинциальность не пугает. Всегда нужно уметь видеть плюсы: отсутствие пробок, постоянного гвалта и огромных толп людей. Каждый ищет то, что ему по нутру. Я свой выбор сделал. И пусть люди, сменившие местный уют на перспективность и ритм мегаполисов, смотрят на меня с жалостью, ведь им кажется, что счастье находится там, я все равно убежден, что жизнь идет не снаружи, она рождается, растет и становится чем-то полноценным, исключительно внутри человека. А все, что нас окружает – лишь инструменты, да декорации.

Открываю входную дверь и попадаю домой. Хоть я еще очень молод, но никогда по-настоящему не любил прожигать жизнь. Клубы, тусовки, непонятные компании, люди быстрого приготовления, постоянное преобладание алкоголя в крови – это не для меня. Нет, я не хочу сказать, что не танцую или не выпиваю. Только это не является самоцелью, и занимаюсь этим лишь иногда. Уметь развлекаться – бесценно, не хочу, и не буду спорить об этом. Разогнать кровь по жилам, провести пару-тройку ночей без сна в погоне за настроением, выжать из организма максимум – это то, что мне нужно, но не как образ жизни, а лишь в виде эмоциональной разрядки. Мне нравится проводить время дома, нравится читать неординарные книги, проводить время с друзьями (не теми, чья дружба заканчивается вопросом «как дела?»). Несмотря на вполне ощущаемую нравственную и интеллектуальную деградацию, некоторые ценности у меня остались. Я делаю себе зеленый чай, проверяю почту (зачем - непонятно), пробегаюсь взглядом по любимым веб-страницам и ложусь в кровать. Штекер в плеер, наушники в уши, жму на «play» и растворяюсь в звуке. Плеер и наушники – одни из моих самых любимых и ценных вещей, и дело даже не в стоимости, просто у некоторых предметов есть душа, характер, за это я их уважаю. И не нужно путать мои предпочтения с материализмом. Культ вещей не про меня. Я о том, что есть объекты с настоящим характером, которые дают тепло, не человеческое, конечно, но от этого, не менее приятное. Вещь с характером может делиться своим настроением, направлять на нужный лад, даже заряжать энергией, что ли. Приятный мотив песни «Adele – Rolling in the Deep», транслирующийся из наушников легкой пульсацией, провожает меня в ночь. Сон выдался на редкость беспокойный и слишком реалистичный. Долго борясь за свое право на отдых перед понедельником, я все-таки смог крепко заснуть.