Не останавливайтесь на достигнутом

Нет ничего более раздражающего, обвиняющего и вызывающего чувство вины, чем незаконченная книга; живите до последней вашей главы.

Было четыре часа утра, холодного и сырого зимнего утра. Снег превратился в мокрую кашу, дул яростный ветер, и весь день, казалось, сулил стать источником депрессии. Ма­ленький городок словно находился в забытьи. Фермеры, ла­вочники и дворники медленно брели на работу. Неожиданно на старом мощеном тротуаре появился паренек лет двенад­цати. Он шел вприпрыжку, держа старый футляр от виолон­чели. Улыбка и быстрая походка выдавали его нетерпение и желание поскорей достичь того места, куда он направлялся.

Паренька звали Пабло Казальс. Его интерес к музыке и по­священие ей в таком юном возрасте вдохновили даже его учи­теля и оказались семенем судьбы для одного из величайших виолончелистов мира. На протяжении многих лет его работа и достижения были свидетельствами величия, которое до­стойно подражания. Миллионы людей наслаждались его кон­цертными выступлениями; его несказанный труд всегда бу­дет удостоен места в истории.

Однако даже после множества выдающихся достижений восьмидесятипятилетний Пабло Казальс продолжал рано просыпаться и большую часть дня репетировать, играя на своей виолончели. Когда в одном из интервью спросили, по­чему он продолжает репетировать по пять часов в день, Ка­зальс ответил: «Потому что с каждым днем у меня получает­ся все лучше и лучше».

Великие умы и души, всегда зная, что их достижения не следует путать с тем, что они еще могут сделать, никогда не удовлетворяются и не успокаиваются. Фактически, концеп­ция ухода на пенсию представляет собой великий миф, кото­рый не дает выхода нераскрытому потенциалу, похоронен­ному в миллионах талантливых, одаренных и ценных людей. Эта западная концепция заставила многих великих мужчин и женщин удовлетвориться посредственностью и уступить серости принятых обществом стандартов успеха. Пожалуйста, заметьте, что на всем протяжении истории те люди, которые оставили свои следы на песке судьбы, были ведомы страстью большей, чем желание личного комфорта.