Авангардизм и коммунизм: что их сблизило и разобщило?

30.03.2018

Авангардизм в искусстве развивался практически одновременно с идеями коммунизма в обществе, и поначалу казалось, что они продолжат шагать рука об руку, но – последовал резкий разрыв.

Воодушевление

Авангард очень позитивен. Авангардисты, как и социалисты, были воодушевлены и полны идей, в отличие, например, от экспрессионистов с их мрачным настроением. Экспрессионизм часто смешивают с авангардом, но экспрессионисты даже образы создают узнаваемые, правдоподобные, не то что авангардисты. Когда мы видим самые ранние примеры экспрессионизма, скажем «Крик» Мунка, мы понимаем: нас ждет ужас нового века, неизбежность катаклизма. Но война, лишения и смерть – это совсем не то, чего ждали от будущего авангардисты, восхищавшиеся машинами, их формой и функциональностью. Итальянский футуризм – типичный пример такой бодрости. «Динамизм собачки на поводке» Джакомо Баллы – это совсем не страх перед скоростью, а, напротив, восторг.

Авангардисты как бы провозглашали: мы сделаем все по-новому, и всем будет здорово!
Джакомо Балла. Динамизм собаки на поводке. 1912 год
Джакомо Балла. Динамизм собаки на поводке. 1912 год

Утопизм

Пожалуй, можно сказать, что именно утопизм поначалу сблизил коммунистическую доктрину и авангард. Беда в том, что утопическая идеология становится разрушительной и опасной, как только начинает управлять государством. И чем более утопична политическая идея, тем более страшный политический режим из нее получается на деле.

Вскоре после 1917 года стало очевидно, что прекраснодушный утопизм будет вытеснен самыми жестокими методами утверждения власти. А искусство, в отличие от политики, не имеет прямой связи с жизнью. Оно живет в своей логике, добывает, ищет, развивается – при этом, как правило, никого не калеча.

Думаю, это первоначальное сближение утопической идеи и утопического искусства обнажило всю несбыточность коммунизма.

Возможно, поэтому большевики и стали относиться к авангардистам с такой тревогой: искусство авангарда с его радикальной логикой подсказывало, что, если большевики не займутся делом, а будут оставаться «художниками» во власти, у них будет один путь – насилие. А большевикам такие невольные разоблачения были не нужны.

Константин Юон. Новая планета. 1921 год
Константин Юон. Новая планета. 1921 год

Обращение к народу

Авангардисты сделали одним из своих козырей увлечение народным искусством. Это отличало их от предшествующих поколений, когда в цене были обязательная академическая выучка и дистанция в отношении так называемого низового искусства.

Авангардисты стремились учиться у примитивного искусства, у лубка. Они черпали вдохновение у народа, находились в постоянном поиске забытых, неисследованных аспектов наивного искусства. Вдохновлялись кустарными вывесками, надписями и рисунками на заборах, открытками, ярмарочным кинематографом и спортом. Многие деятели авангарда примеряли на себя образ «парней с улицы» – не случайно же Маяковский прославился своим лихо заломленным картузом и цигаркой во рту.

Где же еще черпать энергию эпатажа, как не в народной культуре?

Авангардисты приняли революцию, так как считали пролетариат «своим кругом», но это была весьма наивная попытка закрыть глаза на реальные классовые различия.

Казимир Малевич. Девушки в поле. 1932 год
Казимир Малевич. Девушки в поле. 1932 год
Рекомендуем:
Русский авангардизм: с чего все началось?