7 моментов из жизни Джоан Роулинг, благодаря которым появился «Гарри Поттер»

31.07.2018

Сегодня, 31 июля, волшебнику Гарри Поттеру исполнилось 38 лет, а его «маме» Джоан Роулинг — 53 года.

Мы собрали 7 фактов из жизни писательницы, которые повлияли на сюжет и образы романов и сделали «поттериану» такой, какой мы ее знаем.

Неудачница

Джоан не послушалась родителей, которые хотели, чтобы она изучала в университете что-нибудь полезное, и занялась классической литературой. Более непрактичного выбора представить себе было невозможно. Через семь лет после окончания университета, к моменту, когда она вплотную села писать книгу, двадцатисемилетняя Роулинг была полнейшей неудачницей — у нее не было работы, она разошлась с мужем и осталась матерью-одиночкой. Едва хватало денег, чтобы просто платить за квартиру.

Тем не менее, как она считает, именно безнадежное положение подтолкнуло ее к тому, чтобы заняться делом, к которому действительно лежала душа — писать. «Если бы меня ждал успех в чем-то другом, возможно, я так и не набралась бы смелости достичь цели в том, что я по-настоящему люблю». Ну, а знание классической филологии помогло придумать много новых слов для фэнтезийного мира.

Депрессия

Первый роман писался пять лет, и еще два года прошло, прежде чем сочинение было издано. Так что печальное материальное положение автора тянулось очень долго. Неудивительно, что в конце концов Роулинг оказалась в специализированной лечебнице с диагнозом «клиническая депрессия». Впоследствии она призналась журналистам, что на создание образа дементоров её вдохновило именно это состояние тоски и ощущение абсолютной безысходности, которое она испытала во время болезни.

Гермиона Роулинг

Гермиону Грэйнджер Роулинг писала с самой себя. Она считает этот персонаж карикатурой на себя одиннадцатилетнюю: так же жадно училась, везде хотела успеть и всем с готовностью демонстрировала свои знания. Что ж, думаем, если это и было сатирой, то достаточно деликатной по отношению к себе.

Кстати, патронус Гермионы — выдра, потому что это любимое животное Роулинг.

Вдохновение

Замысел романов о «Гарри Поттере» пришел в голову Джоан, когда она ехала в поезде из Манчестера в Лондон: «Я возвращалась в Лондон одна в переполненном поезде, и идея о Гарри Поттере просто пришла мне в голову. Я писала почти непрерывно с шестилетнего возраста, но никогда раньше меня так не волновала идея. К моему огромному разочарованию, у меня не было ручки, и я была слишком застенчива, чтобы попросить у кого-нибудь. И я думаю, что, наверное, это было хорошо. Я просто сидела и думала, в то время как все детали пузырились в моём мозгу, и этот тощий черноволосый мальчик в очках, который не знал, что он волшебник, становился для меня всё более и более реальным. Может быть, если бы я замедлила ход мыслей, чтобы зафиксировать их на бумаге, то подавила бы некоторые из них (хотя иногда мне интересно, сколько из того, что я представила себе тогда, я забыла к тому времени, когда оказалась с ручкой). Я начала писать „Философский камень“ в тот же вечер, хотя те первые несколько страниц не имеют ничего общего с законченной книгой».

Смерть матери

Роулинг только начала писать роман, когда в декабре того же, 1990 года, от рассеянного склероза умерла ее мать. Джоан так никогда и не рассказала ей о мальчике-волшебнике. «Книги такие, какие есть, потому что она умерла. Потому что я любила ее, а она умерла». Именно поэтому тема смерти, особенно смерти родителей, так важна в романах.

Байкер Хагрид

Роулинг рассказала актеру Робби Колтрейну, игравшему в фильмах Хагрида, что этот персонаж был вдохновлен байкером, которого она встретила в каком-то баре. «Когда он зашел, люди разбегались от него, как муравьи. Он взял кружку пива, сел и сказал: „Петунии в этом году не уродились“. Он был садовником, но кулаки у него были как два молота. И у него было мягкое сердце».

Смерть Рона

В процессе работы над одним из романов Джоан чуть не убила Рона Уизли. В тот момент был не лучший период в жизни, и настроение было самым подходящим для того, чтобы кого-нибудь «убить». Сейчас писательница говорит, что, если бы поддалась порыву, то никогда бы себе этого не простила.