Westworld. Сила инвестиций

02.05.2018

Седина в бороду, Facebook в ребро.

Когда-то, сейчас кажется уже в прошлой жизни, если судить по плотности событий 2017-го, я написал небольшой цикл заметок о «Westworld».

Сериал показался мне редким примером совпадения формы и содержания. В большинстве случаев преобладает один из компонентов блюда и это либо очень трудно переваривать (+содержание), либо вовсе не нужно этого делать (+форма).

Как вы знаете, нам всем подвезли второй сезон.

Я планирую о нем написать, посмотрев как минимум половину положенных по нормативу часов. Пока зрелище раскачивается и сценаристы дают нам вспомнить, что мы упустили или неправильно интерпретировали в прошлый раз.

Завязка, как и в первом сезоне не спешит нашептывать экзистенциальные загадки на ухо зрителю, а просто расставляет фигуры на большой многомерной доске.

Тем не менее, я бы не отказывал себе в удовольствии прокомментировать понравившиеся моменты, не имеющие прямого отношения к философской части работы, но выполняющие роль декораций.

Иногда степень их реалистичности такова, что, в целом, и одного подобного эпизода достаточно для получения удовольствия внимательным зрителем.

Об одной подобной сценке мы сегодня и поговорим.

Нас переносят ко времени презентации парка будущим (анти)героем своему якорному инвестору, а по совместительству тестю.

Кстати, ситуация вложения денег в проекты невестки-зятя в США примерно 1 из 3 случаев поиска средств. В 9/10 деньги теряются и начинается разгадывание кроссворда «Тещин язык» :-)

Тут, как мы знаем, деньги пошли в рост. Да и люди все не в пример остальным серьезные.

Некоторые детали коротенького разговора.

Вообще-то речь идет о технологическом стартапе VR/AR на наши деньги, но продать это в лоб не получается. Теперешнее аддиктивное влияние IT на самом деле пустой звук, как для пожилого Джеймса Делоса, так и для любого другого крупного инвестора в Долине наших дней. Технологии приходят и уходят, а интересы остаются. Поэтому нужно предложить нечто понятное.

Из другой оперы.

Полагаю, с учетом разбросанных по местности безмолвных зрителей – лучшая реалистичная демонстрация того, как именно происходил raising money в случае Facebook, Uber, Twitter, да и самого «Westworld». Г-н Нолан же еще и продюсер.

Easter egg.

Разумеется, в решающий момент встречи с «важным человеком» ему объясняется на пальцах зачем именно предполагается заниматься этой ерундой с like'ами и раздражающе яркими картинками на телефоне. Ну или убивать и насиловать человекоподобные игрушки, в нашем случае.

Невелика разница.

Взаимоувязанный мир, новая реальность networking'а – очень сложно и ни о чем, а индустриальный шпионаж и точная социология покупателей – понятно без намека на интеллектуальное превосходство молодежи (в сериале 30-летней, в реальности 50-летней).

Суть.

Дальнейшие виньетки можно накручивать бесконечно, главные слова сказаны и найден ключ к настроению патрона.

Почему так происходит сплошь и рядом?

Задам более общий вопрос: почему мы все до сих пор живем не на «либертарианской радуге», а вот в таком странном мире, собранном на коленке из нескольких транзисторов, изоленты и палок?

Один из вариантов ответа – возраст принимающих решения.

Они ничего не меняют, а только умеренно (как могут) поддерживают гомеостаз. Так было всегда, но сейчас это стало особенно заметно.

Немного цифр и значимых фактов.

Как выглядит среднестатистический американский миллионер-инвестор:

- мужчина 59 лет, 3 детей, женат вторым браком;
- 25% состояния – в ценных бумагах, 15% – недвижимость, только 5% – венчур;
- 2/3 не работает в найме, 80%, работающих на кого-то, самостоятельные профессионалы: врачи, юристы, бухгалтеры;
- стоимость всех активов ~$4 миллионов;
- срок накопления капитала от условного 0 до статистически значимой суммы, около $1,5 миллионов, – 23 года;
- каждые следующие 5 лет накопленная сумма удваивается, так продолжается 4 цикла;
- 2,2 раза за всю жизнь наш герой признавался банкротом;
- образование высшее: 60% бакалавриат, 15% – магистратура. 5% – без высшего образования, 20% – научная степень;
- 30% персональных расходов – здоровье, wellness и медицинские услуги;
- средняя занятость в неделю 53 часа.

Взрослый уставший человек.

Разумеется, речь не идет о наследовании капитала, это заработок. С наследованием примерно то же самое, но чуть позже и меньше рабочих часов.

При удачном стечении обстоятельств человек к концу жизни сам (большая редкость) или с родительской помощью становится миллиардером.

Именно к этому типажу относится Джеймс Делос.

У них другой, но похожий профиль:
- 67 лет;
- занятость немного падает, но все равно составляет не менее рабочей недели, 40 часов;
- треть личных расходов на здоровье превращаются в 43%;
- количество свободного времени в неделю ~2,5 часа.

В Европе ситуация круче. Средний возраст «ребят» ближе к 70 годам, много детей и очень мало времени во всех смыслах слова.

В них все и упирается в бизнесе, госуправлении, искусстве, науке и даже профессиональном спорте.

Я как-то писал о политиках:

«Возьмем Соединенные Штаты. В 2009 году были выборы в 111-й по счету Конгресс страны.

Средний возраст в палате представителей был 57 лет, а в сенате – аж 63 года.
Причем все это продолжается достаточно долго. Например, в 1945 году соответствующие цифры были 53 и 59 лет.

Президентом сената был Роберт Берд, который начал службу в возрасте 91 года (!)
Когда он год спустя умер, его место занял Дэниель Инуэ, которому на тот момент было 85.

В принципе когда-то дистрибьюция была еще жестче.

В 1869 году средний возраст члена конгресса был 45 лет, но и ожидаемая продолжительность жизни ~49 лет для мужчины.
Сегодня она для сильного пола составляет 78 лет, поэтому открыт горизонт к увеличению возраста вплоть до 72-73 лет.


На момент 2015 года в Национальной Ассамблее почти не было людей моложе 40 лет, зато 53 (из 575) членам было сильно за 70, а в верхней палате парламента 83 (из 344) сенатора старше 71 года.

Народ сидит на должностях по 5-6 сроков, чем доводит партийных юнцов (55 лет от роду) до белого каления.

В 70-х годах XX века, когда проблема начала особенно ярко проявляться, в США обсуждали ограничения на пенсионный уход из Конгресса в возрасте от 65 до 75 лет. Разные были предложения. Всё это ожидаемо ни к чему не привело.

Два года назад Министр по делам молодежи 57-летний Патрик Канне приподнял старую дискуссию о том, что надо бы ограничить избирательный возраст законодателей 70-ю годами. И тремя сроками службы подряд.

«Имейте совесть!»»

57-59 лет, ха!

Да это же практически мальчики для 75-летних долларовых черепах.

Причем мальчики для битья.

90% судьбоносных решений о том, как нам жить, принимают люди, которым самим жить осталось в лучшем случае 15 лет.

Из них 5 – за гранью добра и зла.

Понятно, что основная задача и в реальности и в кино – бессмертие, о чем, я уверен, речь еще в «Westworld» зайдет.

Пока же тихо поднимается стандарт качества жизни после 70-ти, но, к сожалению, интеллектуальные способности в массе случаев продолжают падать.

Поэтому речь идет не просто о людях, высшим техническим достижением для которых в 2018 году остается кнопочный телефон, но и о подростковом мышлении.

Схематическом и проигрывающим одну и ту же пластинку по кругу.

Хорошо, если на этой пластинке хотя бы дюжина вариантов ответов, а не как у 92-летнего Самнера Редстоуна: «yes», «no» и «fuck you».

https://telegram.me/mikaprok