Зима близко

Поговорим о прогнозистах.

С разницей в пару недель два самых умных (как им кажется) человека на планете Земля Тим Кук и Герман Оскарович Греф публично выступили в разных направлениях.

Как же наше любимое: «great minds think alike»?

Разбираемся.

Г-н Кук сказал буквально следующее: «учится программировать гораздо важнее, чему изучать английский, как второй язык. В каждой средней школе на Земле должен быть такой предмет».

Г-н Греф, развлекая молодежь в Сочи, заявил: ««век айтишников» закончился и настал век «очень энергичных людей»».

Своеобразный ответ на заявление главы Минкомсвязи г-на Никофорова, который сообщил, что России нужен «миллион айтишников».

До этого Герман Оскарович также быстро посчитался с юристами, которые по его мнению должны разбираться в ИИ и нейросетях.

Если CEO Apple каждое свое высказывание конструирует с учетом корпоративных интересов, что понятно, то ПСД Сбербанка занимает философскую позицию «над картой», что в его исполнении странно.

Начнем с последнего, как самого громкого заявителя.

Если воспользоваться языком цифр, то вообще-то в РФ на сегодняшний момент по самым скромным подсчетам уже больше 1 миллиона «айтишников». В 2015 году число только разработчиков, а сюда, как вы понимаете не входит масса смежных специальностей, равнялось 889,5 тысячам человек.

Еще один миллион – вопрос ближайшего будущего.

В Европе (и Восточной и Западной) сейчас около 8 миллионов программистов. В мире что-то такое 22-23 миллиона.

Их количество за последние 10 лет удвоилось. Причем это касается правильно зарегистрированных, находящихся на рынке труда людей. Сколько народу может заниматься разработкой для себя, вне коммерческого сектора и «в тени» не понятно.

РФ растет быстрее всех в регионе.

По двум причинам:
- не закрыта целиком внутренняя потребность. В отличие от ряда стран Западной Европы, где текучка кадров гарантируется более частыми (и более массовыми) технологическими скачками;
- это до сих пор наиболее платежеспособная массовая специализация.

По поводу денег хотелось бы поговорить отдельно.

Сейчас, особенно после 2014 года, сложилась ситуация, когда с одной стороны обозначился потолок зарплат технических специалистов, с другой – высота этого потолка позволяет втягивать в индустрию всех людей вокруг.

Например, одна из самых загадочных для меня особенностей развития этого бизнеса в РФ – парадоксальная недозаполненность ниши IT-аутсорсинга. Он есть, но это много-много 15% от целевой отметки в подобной ситуации. При том, что разница в оплате труда между Францией/UK и РФ может составлять в среднем 2,5-3,2 раза, а качество быть 75-90%% от востребуемого.

Теперь возвращаемся к Герману Оскаровичу.

Он, как за ним водится, говорит правильные слова, но делает это невпопад. Сами фразы смещены во времени и пространстве.

То он заставляет молиться крупнейший финансовый институт страны на ИТ-методику 20-летней давности, то деконструирует несчастных юристов, под которыми он имеет в виду только андеррайтеров.

Теперь вот, вопреки своему 2-летней давности турне по Кремниевой Долине, решил высказаться об «айтишниках», хотя никаких айтишников уже лет пять нет, ну или айтишниками в этом случае стали все, в том числе и те самые «энергичные люди».

Особенно смешно для некоторых подобные слова звучат в момент очередного взлета американского рынка разработки, ориентированной на создание продуктов и массовых сервисов «под ключ».

В связи с крайней нагретостью индустрии там средняя цифра в 2017-м достигла $122000 в год, Amazon/Google или какой-нибудь модный финтех могут платить до $500000 за стаж  10 лет в определенных специализациях + комппакет, опционы и т.д..

Однако, это флуктуации самого рынка, подходящая 2-3% участников.

На протяжении уже 15 лет идет насыщение, которое в реальности приводит к снижение доходов большей части входящих.

Происходит это незаметно, по 5-7% в год, но с учетом инфляции все равно ощутимо в качестве карьерной перспективы.

Есть и еще один важный нюанс, сильно заметный изнутри.

Рабочая вилка присутствия в профессии сейчас составляет где-то 20 лет и неумолимо снижается. Когда-то, в 90-х она проектировалась на 30 и даже 35 лет.

Через 5 лет я не буду удивлен, если она понизится до 10 лет.

Дальше заканчивается активный период использования рынком специалистов и им становится очень сложно найти применение. Гарантированный доход снижается.

Остается три варианта:
- уже в момент активного роста диверсифицировать навыки, чтобы запрыгнуть на следующую технологическую «волну». Тут есть большой риск не угадать с волной и конкурировать с более молодыми (и дешевыми) кадрами;
- идти в управление. Здесь, в свою очередь, в 6 раз выше конкуренция (статистически выверенное число) и опять-таки чем выше, тем меньше сама профессия технологически зависима;
- предпринимательство, где неимоверно велики как риски так и бонусы.

Что это такое, когда поле специализаций востребовано, а жизнь каждой «специальности» крайне скоротечна?

Получается, мы говорим не столько о профессии, сколько о навыке. Таким образом переформатировать необходимо сам подход к подобным определениям.

Как только мы говорим об умении, а не карьере, как г-н Греф, все встает на свои места.

Навык хорошо бы иметь, но он не рассчитан на долгое использование и должен сменяться другим навыком.

Верно это, кстати, и не только в отношении «айтишников», но и почти всех традиционных профессий.

На разогретых областях это видно более рельефно -- их больше нет.

О том, что с этим делать «визионеры» предпочитают помалкивать :-)

https://telegram.me/mikaprok