«Каннибализм» (рассказ), часть 5

Игорю вдруг вспомнилась Марина. Девушка, к которой они вместе с Пашей ходили в самоволку во времена службы в армии.

Она любила Пашу, но тот её не любил. Поэтому просил Марину спать с ними обоими. Потому что Игорь — Пашин лучший друг. А лучшие друзья должны всем делиться.

Игорь тоже Марину не любил, но сексом заниматься в девятнадцать лет очень даже любил. Поэтому его никогда не мучила моральная сторона. Ему казалось, что так и должно быть. Казалось, что девушку это устраивает.

Они приходили, пили ежевичное вино (Паша говорил, что это для романтичности, что Марина любит романтику) и трахались. Пили и снова трахались.

Теперь всегда, когда он слышит запах ежевики или ежевичного вина, то вспоминает запах деревенского дома, где жила Марина. Ей было двадцать с чем-то лет и даже скорее около тридцати. Родители умерли, мужа не было, половину лица уродовал шрам, полученный в детстве на сенокосе от острой косы.

А ещё вспоминается запах её кожи, вымазанной Пашиным грязным потом. Сам Паша сидит за тонкой дощатой стенкой и пьёт крепкий чёрный чай. Разливает по грязным, заляпанным гранёным стаканам ежевичное вино. На самом деле это брага из ежевики, малины и черной смородины. Марина и до Игоря с Пашей часто ею напивалась.

И дымный запах печки, которую она начинала топить за час до их прихода. Запах до боли знакомый для Игоря, который прожил всю жизнь в самом убогом районе города в покосившемся деревянном доме на три семьи. Запах утренних сборов в школу и субботнего банного дня.

Забавно, но когда час назад они с Леной проезжали какой-то посёлок, где, по-видимому, топили то ли баню, то ли дом, он вспоминал про Марину. И воспоминания эти придавали ему уверенности.

«Лена, если бы ты знала всё о Паше…— думал он, — если бы ты только знала…»

Однажды Паша устал от грязной и уродливой Марины. От помойки, на которой она жила.

Так он сказал.

А Игоря тянуло неимоверно. Ведь когда привыкаешь к постоянному сексу неважно с кем, то становится туго, когда он прекращается.

Тем более он был не согласен с Пашей и даже немного жалел Марину, потому что знал, как сильно та любит. Игорь ничего о любви к людям не знал. Но собак вот любил. Он знал, как хорошо, когда добрая большая собака рядом. Как она приходит ночью и ложится своей большой головой тебе на ноги. В детстве, когда мать уходила рано на работу и не возвращалась, пока не просохнет, а отца не было, именно собака дарила чувство, что ты кому-то нужен. Не будь собаки, он бы лет в тринадцать или с крыши сбросился, или пошёл по воровской дорожке. А так приходилось заботиться и дорожить, не отвлекаться на всё второстепенное.

Они много с Мариной разговаривали. Не в тот день, а раньше. Когда Паша сидел за стенкой и причмокивал густой чёрный чай вприкуску с сахаром. Поэтому Игорь понимал её.

Когда в тот день Игорь пришёл к Марине, она уже валялась пьяная. Игорь скрипнул дверью, постучал. Растряс её. На руках девушки Игорь разглядел какие-то кровоточащие следы, как будто от укусов. Но не придал им значения. Она была живой и Игорю было этого достаточно.

Раньше у них с Пашей такое уже случалось. Марина напивалась до беспамятства, а они продолжали. Она ведь изначально согласная была. Поэтому они никогда не думали о том, что ей может быть неприятно.

В тот день Марина очнулась после второго раза. Игорь шептал ей что-то о её горячем нутре, о волшебстве, которое она ему дарит. А девушка проснулась и проблевалась. Игорь лишь держал ей голову, чтобы она не захлебнулась.

— Пашка где? — был её первый вопрос, когда она пришла в себя.

— Нету, — говорю, — не пришёл он.

— А кто тогда тебе разрешил меня лапать, — и голос такой пьяный-пьяный, язык заплетающийся.

— Так ну чё ты уж… мы же свои…

— Иди ты нах**, я Пашку хочу е*ать… Ты знаешь… — продолжает она. — Ты гавно с его сапогов лизать не достоин… Так что, бл**ь, не трогай даже меня.

Игорь молчал. Было не обидно. Он понимал, что она просто влюблённая дура.

— Хочешь отведу тебя к нему? — Игорь даже толком не помнил, что заставило его предложить. Может всё-таки обида? Или желание сделать гадость Пашке за то, что ни во что Марину не ставит…

— Да конечно, бл**ь…

Они собрались, вышли, пошли к военной части.

Домой Марина уже больше никогда не вернулась.

← Часть 4 | Читать дальше

ВНИМАНИЕ! | Пожалуйста, нажмите на большой палец и подпишитесь на канал, чтобы мои рассказы чаще попадали в вашу ленту ДЗЕН!