Казус прет-а-порте. Почему привычки и одежда российских гопников завоевывают Запад

Почему все хотят быть гопниками?

"Надписи на кириллице на огромных свитерах и советские эмблемы на безвкусных спортивных костюмах: стиль панельных кварталов Востока завоевывает Запад", - пишет на страницах немецкой Tagesspiegel Флорентин Шумахер.
"Это началось шесть-семь лет назад. Если в начале 2000-х многие подростки еще хотели выглядеть, как серферы из Калифорнии, то теперь их загар побледнел, а прежде накачанные плечи повисли, - повествует журналист. - Бороду стал носить лишь тот, кому это необходимо, остальные наголо брили свои бледные черепа. Молодежь больших городов заправила спортивные штаны Adidas в носки, а на спортивных куртках стали красоваться гигантские логотипы. Это можно было бы принять за возрождение 1990-х, если бы на футболках и спортивных костюмах не было странных букв на кириллице, а рядом с ними не развевались бы маленькие российские флаги".

Не только стареющие дизайнеры из Нью-Йорка, Парижа и Берлина тосковали теперь по своей молодости, но и модельеры из бывших республик СССР вспомнили о 1990-х годах, выбрав в качестве своего героя гопника.

"Гопники - это женщины и, прежде всего, мужчины из низшего слоя общества, которые, облокотившись руками на колени, без дела сидели на корточках на обочине дороге. Они были одеты в поддельные костюмы Adidas, лузгали семечки и пили дешевую водку, ожидая, пока закончится день", - пишет Шумахер.
"Из советского панельного дома гопнику удалось попасть на парижский подиум, его стали воспевать вместо того, чтобы высмеивать. Пьющий мелкий преступник и тунеядец стал за "железным занавесом" всемирным идеалом красоты", - иронизирует журналист.

Постсоветская мода, в которой как никому другому удалось преуспеть российскому дизайнеру Гоше Рубчинскому, выпустившему недавно совместную коллекцию с Adidas, вдохновляется образом гопника и одновременно восхваляет его.

"Пока чемпионат мира по футболу проходит в стране, считающей себя наследницей СССР, гоп-стиль украшает деревни Западной Европы кириллицей. Ведь постсоветская мода хорошо соответствует духу времени, - полагает Шумахер. - Она не имеет пола. Огромные свитеры, спортивные костюмы и футболки с логотипами может носить каждый. Одновременно, и в этом заключается один из ее парадоксов, в постсоветской моде отсутствует та мягкость, которая делает скучной одежду унисекс".
"И вообще, - продолжает журналист, - разве сидение на корточках не единственная позиция для 15-летнего подростка, чтобы противостоять миру? Ничего не делать, сидеть, ждать и презирать мир? (...) Мода - это дешевый способ поднять мятеж. Он стоит только денег".

Гоша Рубчинский объясняет свой успех тем, что он одевает подрастающую молодежь левого толка, которая хочет возвращения не коммунизма, но некоторых его ценностей: солидарности и равноправия. Однако лучшего будущего для них мода Рубчинского не обещает, разве что лучшего прошлого, полагает журналист.

Социолог Зигмунт Бауман писал, что чем меньше общество верит в свой успех, тем ближе оно пододвигается к согревающему костру воспоминаний.

"Спустя 18 лет после первого избрания Путина президентом Россия все чаще кажется лишенной будущего", - отмечает Шумахер.
"Постсоветская мода не разрушает культурного превосходства Соединенных Штатов. Советский гопник пришел на смену калифорнийскому серферу, но путинская Россия не сменила США в роли опорной точки культурного производства. Сериалы выпускает Netflix, трэп пришел из Атланты, а истории миру рассказывает по-прежнему Америка", - пишет автор в заключение.

Источник: Tagesspiegel