Летние зарисовки М. Жванецкого

19.07.2017

Жванецкий- это связь с нравственным прошлым нашей страны, и борьба с сегодняшней нравственной деградацией общества, он открывает нам мудрость и простые ценности, чтобы мы остановились всовременном накопительстве и гламуре и поняли , что не в этом счастье, простота и всеобъемлющность его фраз заствляет по- новому, чистым взглядом посмотреть не современную жизнь! Спасибо ему , долгих лет и творчества!!!!

ПОРТРЕТ

О себе я могу сказать твёрдо:

Я никогда не буду высоким.

И красивым. И стройным.

Меня никогда не полюбит Мишель Мерсье.

И в молодые годы я не буду жить в Париже.

Я не буду говорить через переводчика, сидеть за штурвалом и дышать кислородом.

К моему мнению не будет прислушиваться больше одного человека.

Да и эта одна начинает иметь своё.

Я наверняка не буду руководить большим симфоническим оркестром радио и телевидения.

И фильм не поставлю.

И не получу ничего в Каннах.

Ничего не получу - в смокинге, в прожекторах - в Каннах.

Времени уже не хватит... Не успею.

Никогда не буду женщиной.

А интересно, что они чувствуют?

Шоколад в постель могу себе подать.

Но придётся встать, одеться, приготовить.

А потом раздеться, лечь и выпить.

Не каждый на это пойдёт...

Я не возьму семь метров в длину ...

Просто не возьму.

Ну, просто не разбегусь...

Ну, даже если разбегусь.

Это ничего не значит, потому что я не оторвусь...

Дела... Заботы...

И в этом особняке на набережной я уже никогда не появлюсь.

Я ещё могу появиться возле него.

Напротив него.

Но в нём?!

Также и другое...

Даже простой крейсер под моим командованием не войдёт в нейтральные воды...

И из наших не выйдет.

И за мои полотна не будут платить бешеные деньги.

Уже нет времени!

И от моих реплик не грохнет цирк и не прослезится зал.

И не заржёт лошадь подо мной...

Только впереди меня.

И не расцветёт что-то.

И не запахнет чем-то.

И не скажет девочка:" Я люблю тебя"

И не спросит мама:"Что ты ел сегодня, мой мальчик?"

Но зато...

Зато я скажу теперь сыну:" Парень, я прошёл через всё.

Я не стал этим и не стал тем.

И я передам тебе свой опыт".

***

Просыпаюсь. Пробую организм - всё ли действует.

Это называется зарядка.

Затем приступаю к его износу через удовольствие!

Жизнь и есть износ через удовольствие.

В стремлении к удовольствию и тяжкий труд, и раны, и драки, и браки, и выход к морю.

И плавание в шторм.

И покачивание на голубой волне.

И жёсткая любовь.

И старость, приценивающаяся, торгующаяся и глотающая, обжигаясь.

***

Не знаю, можем ли мы делать хорошие вещи, но мы можем писать хорошие книги.

Событий хватает. Возникли характеры.

Люди после 1985 года стали разными.

Появились мужчины-кормильцы и женщины за рулём.

Появились программисты, олигархи и эмигранты.

Не знаю, стало ли легче жить, но писать - значительно...

И тысяча машин, и сотни нищих, многие из которых тоже не бедствуют.

Пенсионеры, описывающие круги по базару - а вдруг там дешевле - и толпы танцующих, только что выкупивших зачёты и экзамены.

Компьютеры, фейерверки, салюты, мобильные телефоны, красивые ноги, тяжёлый рок...

Ну, всё есть.

Садись и пиши.

И люди пишут.

Почти все.

Много и разно.

Для автобусов, метро и подростков.

Такое разнообразие книг даже отупляет.

Спрос диктуют авторам.

А авторы формируют спрос.

Тяжёлые массы лёгкого жанра.

И лёгкие граммы серьёзных страниц.

Но есть главное - выбор.

Будем обманываться.

Будем радоваться и страдать, участвуя в чудной жизни вымышленных героев.

А если повезёт, задумаемся.

А если очень повезёт, найдём выход.

Книга - не музыка. Она не навязывается.

Она скромно стоит на полке.

Пока не возьмут в тёплые руки.

И она раскроется.

***

ИХ ТАНЦЫ

Когда сидишь на дискотеке.

Посреди танцев.

Посреди музыки.

Сидишь, мурлычешь не потому, что погладили, а потому, что вспоминаешь.

И кажется...

Просто кажется, что ещё много чего есть.

Что ты ещё придумаешь, что им нужно.

И все сбегутся...

И ты себе нальёшь, и им скажешь.

Что понял, для чего они танцуют...

Они танцуют, чтобы жизнь не кончилась.

Они танцуют, чтобы вытрясти из себя то, чего полно в тебе.

Они танцуют, чтоб как можно больше отличаться от тебя и меньше от моря и неба.

Быстро двигаясь между ними, удерживаясь только музыкой, ты вдруг понял.

Они не хотят быть другими.

Они хотят только двигаться...

И только чувствовать друг друга.

И ничего другого не хотят.

И ты скажешь им и нальёшь себе...

И уйдёшь...

Но это ты сказал себе.

И налил им.

И ушёл просто потому, что понял.

***

Прекрасно сидеть весь день и смотреть на термометр.

Сразу за ним - море.

За морем - небо.

А за мной - всё.

Скоро мы тронемся а сторону моря.

Всё увеличивая скорость и не производя ветра.

Вот бы на нас посмотреть.

Движемся лишь по прямой.

И впервые, впервые нам наплевать на Америку. На Британию. На всех.

Да кто ж их вспомнит в этом мареве, в этом великом, свободном полёте.

Ни голоса, ни звука. И воздух не забивает рот.

И незнакомых нет.

Все из людей...

Уходим многоточием...

В красивую тишину падают лекарства, телефонные книжки, блокноты, подарки, поздравления.

Всё не нужно.

Всё опоздали.

©Михаил Жванецкий