Голос в ночи

Тридцать минут. Это высший разряд. Лида отключилась. Закрыла глаза, посидела минутку. Смена закончилась.

Проверила таблицу, все звонки повторные. Такие стоит дороже. Ещё раз проверила баланс, удовлетворённо потёрла руки и пошла будить сына в школу.

День провела в как всегда: магазины, стирка, уборка, приготовление обеда. Пару часов удалось поспать. Погулять с сыном сходили. Совсем взрослый стал, шестнадцатый год пошёл.

Мама опять гундела, что ей не нравится странная работа Лиды по ночам. Знала бы она правду!

Лида вспомнила, как шлёпала по лужам, не разбирая дороги, не понимая, что дальше делать и как жить. С фирмы, в которой отработала почти двадцать лет, уволили без отработки, ничего не объясняя. Даже бухгалтерию никому не передала.

Понятно было, что наследник начнёт наводить свои порядки. Но вот так, жестоко:

– Мне инвалиды не нужны. У меня тут – не богадельня.

Бывший хозяин, он же директор, Алексей Иванович, ценил её за знания и умения, и доверял ей. Она была с ним с самого начала, когда только взяли в аренду цех на окраине города. Сначала выкупили эту площадку, потом прикупили кусок территории, построили новые цеха.

Лида обладала каким-то неимоверным чутьем на провальные сделки. Пару раз, не послушав её, Алексей Иванович оказывался на грани разорения, но вместе находили выходы и опять оказывались в плюсе. Она была больше, чем главбух – консультант, финансовый директор, правая рука хозяина.

Не быстро, но поднялись и громко заявили о себе. Продукцию отправляли даже за границу.

Алексею Ивановичу не считал её инвалидом и вспоминал об этом только тогда, когда она в очередной раз отпрашивалась для прохождения ВТЭК. Каждый раз начинал браниться:

– Они что там, дураки? Можно подумать, что нога, как хвост ящерицы, может взять и отрасти. Неужели нельзя дать пожизненную группу и не мурыжить тебя? Прости, девочка, не хотел тебя обидеть.

А она и не обижалась и ущербной себя не считала. Вышло так, не повезло ей. Ещё девчонкой была, когда зажало ступню стрелкой на трамвайных путях. Все кости в кашу раздавило. Часть ступни ампутировать пришлось. Долго в больнице провалялась. Жалела тогда о том, что в первый класс нарядная, с новым портфелем и красивыми бантами не пошла.

За тот год, что дома просидела, и читать, и писать сама научилась. Потом к соседке по подъезду, заслуженной учительнице на пенсии, стала ходить заниматься. В школу взяли сразу в третий класс. Тогда и познакомилась с Ладой.

Кто-то из мальчишек обозвал хромоножкой, Ладка настучала обидчику по тыкве, и взяла ей под свою опеку. С тех пор не разлей вода. И горести, и радости у них общие.

Со своей бедой к ней первой пошла.

– Не дрейфь, сестрёнка, прорвёмся! – Ладка была оптимистка. – Я по своим пошукаю, найдём тебе работу.

Но найти не получилось, ни одна рекомендация не сработала. На всех собеседованиях давали отворот поворот, даже не пытаясь проверить деловые качества.

Ладка злилась, что ничего не получается, ей надо было всё и сразу. И тогда она предложила этот вариант. Сама так подрабатывала, когда осталась у разбитого корыта. Лида брыкалась, не соглашаясь. Но когда деньги, что при увольнении выплатили, закончились, опять пришла к Ладе:

– Буду пробовать.

Как ни странно, у неё получилось сразу. Через неделю ей перевели первые заработанные. Сумма была, как половина её месячного оклада у Алексея Ивановича. И Лида перестала искать работу по специальности.

Вакансии, конечно, просматривала, звонила, но сразу говорила, что инвалид, чтобы не тратить время на пустые поездки. Отказывали, даже не принимая в расчёт, что в состоянии работать полный рабочий день, что стаж приличный, что все тонкости налогообложения знает.

А потом и объявления смотреть перестала. За вторую неделю заработал почти вдвое больше, чем за первую. Клиенты «свои» появились. С ними легче, уже знаешь, что хотят, чего ждут.

Только не знала, как сыну сказать, кем работает. Стыдно.

Она вздохнула, включила компьютер, приняла первый звонок:

– Мой котёнок! Ты уже соскучился? Конечно, я всегда жду тебя. Ты же такой, – Лида понизила голос, – непредсказуемый и неповторимый.

– Ну что, ты готов? Я тереблю твою непокорную шевелюру, припадаю к твоей могучей груди. Твоё сердце бьётся, как птица в клетке. Медленно расстёгиваю верхнюю пуговичку на своей блузке, – казалось, что её голос дрожал от волнения. Руки привычно вывязывали петли на спицах. – Ты протягиваешь руку, чтобы коснуться нежной кожи на моей шее, проводишь пальцем ниже, ниже, ещё ниже…

В наушниках слышалось сопение.

– Вот твой пальчик коснулся кромки красивого бюстгальтера, который я одела специально для тебя, – она сделала паузу, глотнула чаю. – Нет! Ещё не время, не спеши. Ты водишь пальчиком от одной бретельки до другой, чётко повторяя контуры, задерживаешься ненадолго в ложбинке …

Сопение усиливалось.

«Боже, как всё банально», – подумала Лида и продолжила вслух:

– Твои руки дрожат, тебе хочется большего… Ты касаешься губами моих прелестей. Сладостный миг! Ты больше не можешь контролировать себя. Поцелуи покрывают моё тело. Ты дрожишь от нетерпения. Твоя дрожь передаётся мне. Ещё мгновение и мы сливаемся в одно целое и улетаем вдаль. Полёт длится нескончаемо долго. Ты прекрасен в своей страсти!

Села удобнее, передёрнула спицы.

– Твоё тело покрылось лёгкой испариной. Я закусила губу. Ещё миг…

«Интересно, он сидит или лежит?» – постанывание абонента говорило о том, что он готов к кульминации.

– Всё! Твоё тело бьётся в конвульсиях. Ты на вершине блаженства и рядом с тобой. Я нежно и благодарно целую тебя: «Несравненное удовольствие. Нет мужчины, лучше тебя».

– Я шепчу тебе на ушко: «Сладких снов», и растворяюсь. Соскучишься, позвони мне!

На экране монитора мигал новый вызов. Лида посмотрела на номер. Она делала для себя пометки. Этот был «Зайка».

– Ну что, зайка, попрыгаем? Ты уже приготовил свою морковку? Погнали! Мы на песчаном пляже?

«Новые фантазии, придётся подстраиваться, а всегда нужно было быстро и агрессивно. И чего тебя на лирику потянуло?» – Она пересчитала петли на спице. Все нормально.

– Светит огромная луна. Волны накатывают на берег. Соленые брызги покрывают наши тела. Я убегаю от тебя. Нет, я раздета. Только тонкое парео скрывает моё тело. Тебе удаётся ухватиться за шелковистую ткань. И вот я предстала перед тобой во всей красоте. Ты обнимаешь меня со всей страстью, на которую только способен. Я постанываю в твоих руках. Музыка? Шуфутинский?

– Хорошо, в отдалении поёт Шуфутинский. – Лида быстро включила трек. – Мы падаем на песок…

«Господи, о чём только думают мужики? То сеновал, то пляж, то капот автомобиля. Ладно, работаю. Расслабляться некогда». – На мониторе уже мигал новый вызов.

Понравился рассказ? Ставьте лайк и делитесь информацией в социальных сетях! Буду признательна и благодарна!
Оставить комментарии к прочитанному, высказать свои мысли, можно на странице обсуждения