Почему я никогда не стану взрослым

20.04.2018

Я так просился на свет, я так пинался, толкался локтями...

Когда акушерка произнесла: «Поздравляю, мамочка, у вас сын!», очень обрадовался и радостно запищал. Что сказала мама, я не слышал. Меня тут же забрали от мамы.

Какие-то трубки, маска на лице... Так я провел первые дни своей жизни. Несколько раз я чувствовал, что мама рядом. Но она не брала меня на руки.

Через неделю меня куда-то понесли, одели, перевязали голубым бантом и вручили мягкой, вкусно пахнущей женщине. Это была моя бабушка. Она полюбила меня сразу. Я приехал домой.

Бабушка называла меня зайчиком, птенчиком, лапушкой. Она купала и пеленала меня, вкусно кормила. Я засыпал у неё на руках сытый и довольный.

Мама была рядом, но я не знал, любит ли она меня. Когда бабушка была дома, она заставляла маму заниматься мною. Если бабушки не было, я мог долго пищать, а мама не подходила.

Потом появился он. Мама звала его Шнырь. Они подолгу валялись в кровати, курили и делали себе уколы. Тогда мама совсем не вспоминала про меня. Перед приходом бабушки с работы, Шнырь исчезал.

Бабушка ругалась с мамой, грозила выгнать её из дома. Мне было страшно. Я не знал, как помочь маме.

Когда мне исполнился месяц, бабушка пришла с работы раньше. Шнырь не успел убежать. Он кинулся на бабушку и ударил её. Соседи по подъезду услышали шум и вызвали милицию. Шныря забрали, а мама кричала, что это бабушка во всём виновата.

Несколько дней мы жили спокойно. Только мама выла, как зверь и каталась по полу. Тогда я узнал, что у мамы ломка.

Бабушка не ходила на работу целый месяц. Она постоянно была рядом, и я был счастлив. Её теплые заботливые руки нежно качали меня. Она разговаривала с мамой без крика и кормила её из ложки. Мама стала чаше подходить ко мне и даже улыбаться.

Но всегда быть дома бабушка не могла. Мне нужны памперсы, смесь, пелёнки. И она опять пошла зарабатывать деньги.

Шнырь появился почти сразу. Он начал бить маму ногами. Я боялся за неё. Я любил маму просто за то, что она моя мама.

Мама долго лежала на полу и не шевелилась. А я ничем не мог ей помочь. Шнырь облил её водой. Мама застонала. Я обрадовался и радостно загукал, подзывая её. Но Шнырь показал шприц. Мама подползла к нему. И тогда я закричал громко, так громко, как только мог.

Шнырь кинулся ко мне. Его глаза были страшные. Мама повисла у него на ногах, стараясь остановить. Теперь я точно знал, что мама любит меня. Но Шнырь пнул её так, что она сразу побелела и вытянулась, как струна.

Иголка больно проколола кожу. Мне стало нечем дышать. Я перестал видеть и слышать. Я умираю… Я умер…

Другие рассказы можно почитать в блоге «О деньгах и не только…»
Там же можно оставить комментарии к прочитанному.