Музыкант как часть городского пейзажа — интервью с Евгением Фёдоровым

07.07.2017

Евгений Фёдоров рассказал «Сове» об ошибках поколения, музыке родителей, корнях и «не бронзовом» статусе.

Евгений, вы закрывали проекты, открывали новые, и в данный момент у вас три очень разные группы. Как вам удается со всем этим дружить и уживаться?

Если бы времени было бы больше в сутках, в году и так далее, то вообще было бы очень легко и практически незаметно. Дело в том, что тут уживаться даже не приходится, так как все естественным путем происходит. Группы разные, но в них очень много общего и тематические песни даже некоторые мигрируют из репертуара одного ансамбля в другой. То есть в принципе всё это одна история, выраженная разным языком в каждом из этих трех случаев.

Есть, например, у Tequilajazzz пластинка «Целлулоид», которая была в своё время верхом эклектики. Там есть и рок-номера, и микрозарисовки в духе Курта Вайля. Тогда была только одна группа, и все, что хотелось сделать, произошло в рамках одного коллектива. Это было симпатично с точки зрения концептуального альбома, каким являлся «Целлулоид», но как творческий метод это не очень подходит, так как сбивает с толку аудиторию, которая не понимает, чем ты занимаешься: если ты занимаешься роком — это одно, если занимаешься такой околотеатральной историей, то это совершенно другое. Вот с течением времени все эти вещи разделились, после того как Tequilajazzz была заморожена.

Фотограф — Дарья Епочинцева
Фотограф — Дарья Епочинцева

Вы в своей карьере умудрились обойти этот бронзовый статус «герой русского рока», но при этом человек вы легендарный. Но, например, для меня Tequilajazzz по большому счету не существовала до момента, пока не появилась Zorge. И только тогда я ретроспективно вас послушала. Этот ваш проект меня в своё время поразил, и я ждала, что сейчас-сейчас это выстрелит. Но в итоге у вас всё как-то тихонечко очень происходит.

Ну, да не выстрелило это всё… С точки зрения звездности какой-то. Но! Как вы сами заметили, аудитория расширилась. Появились новые люди, которые начали интересоваться тем, что было раньше.

Это более молодые люди появились?

Да. Люди, которые значительно моложе, и в разговоре с ними становилось понятно, что о группе Tequilajazzz они не имеют ни малейшего понятия. Это было довольно любопытно, потому что мы себе представляли, что часть аудитории Tequilajazzz, которая смирилась с тем, что группа временно не существует, перетечёт и будет приходить к нам на концерты. Какая-то часть действительно осталась с нами, другая продолжила слушать старые альбомы «Текилы» и демонстративно не стала ходить на Zorge. Таких людей я тоже знаю прекрасно. Так или иначе, мы вдруг умудрились получить внимание новых для нас людей.

Читай продолжение интервью на сайте Совы.