Обзор определений Верховного Суда РФ по частному праву

17 March 2020
1,7k full reads
1 min.
2,6k story viewsUnique page visitors
1,7k read the story to the endThat's 64% of the total page views
1 minute — average reading time
Обзор определений Верховного Суда РФ по частному праву

Верховный Суд РФ сформулировал несколько важных правовых позиций в области частного права. Может ли застройщик определять срок передачи объекта долевого строительства с момента сдачи дома в эксплуатацию? Может ли банк в одностороннем порядке изменять размер комиссии за перевод денежных средств? Может ли заемщик при банкротстве банка внести в счет погашения кредита деньги, находящиеся на счете в этом же банке? Разбираем 8 определений в обзоре.

I. Дело об отлагательном условии (и его ограничении) в договоре долевого участия

Определения от 13.02.2020 № 305-ЭС19-20142 и от 13.02.2020 № 305-ЭС19-20189 (дела Рассказовки)

Фабула:

Застройщик и дольщик заключили договор долевого участия в строительстве, в котором было указано, что обязательство по передаче объекта долевого строительства дольщику должно быть исполнено в течение шести месяцев с момента ввода здания в эксплуатацию, который, в свою очередь, должен произойти в четвертом квартале 2017 года. Срок ввода дома в эксплуатацию был нарушен, а обязательство застройщика, соответственно, исполнено позже, чем хотел дольщик.

Дольщик уступил права на взыскание мер ответственности с застройщика предпринимателю, который, в свою очередь, обратился в суд.

Правовая позиция:

1) Срок исполнения застройщиком обязательства по передаче квартиры может быть определен датой ввода дома в эксплуатацию. Однако в соответствии с положениями ст. 190 ГК РФ и п. 23 Постановления Пленума ВС РФ от 22.11.2016 №54 в подобном случае момент совершения стороной определенных действий (сдачи дома в эксплуатацию) должен быть ограничен наступлением неизбежных обстоятельств.

2) Право требования уплаты штрафа за неудовлетворение требования потребителя в добровольном порядке можно уступить либо после его присуждения цеденту-потребителю, либо если в результате уступки цессионарий сам стал потребителем оказываемой должником услуги или выполняемой им работы.

Комментарий:

Отрадно видеть, что ВС РФ подтверждает возможность определять срок исполнения обязательства через совершение одной из сторон определенных действий или наступление иных обстоятельств, предусмотренных законом или договором. Ранее аналогичная позиция (правда, применительно к договору подряда) уже высказывалась Экономической коллегией в деле «Юсттелеком» (определение ВС РФ от 27.12.2019 № 305-ЭС19-20514). К тому же, она вытекает и из предписаний действующего законодательства.

Стоит согласиться и с выводом Суда о том, что в таком случае наступление условия должно быть ограничено наступлением неизбежных обстоятельств. Несмотря на то, что, на наш взгляд, стороны при прочих равных могут изменить модель договора с меновой на алеаторную (это следует из принципа свободы договора), такое конструирование правоотношений сторон не может презюмироваться – стороны должны прямо выразить свою волю на это.

Следовательно, использование механизма «разумного срока», который был сформулирован в п. 23 Постановления Пленума ВС РФ от 24.03.2016 № 7, соответствует направленности воли сторон договора.

К большому сожалению, окончательного разрешения не получил вопрос о том, возможно ли в договоре долевого участия в принципе отсчитывать срок исполнения обязательства с момента сдачи дома в эксплуатацию.

На наш взгляд, подобная возможность вполне допустима. Единственное, что необходимо – ограничивать наступление условия определенным сроком. В таком случае, права дольщика и застройщика не пострадают. Однако окончательный ответ, по всей видимости, будет дан ВС РФ позднее.

Вторая позиция, высказанная Судом, касается возможности уступки штрафа за неудовлетворение требований потребителя в добровольном порядке. Позиция ВС РФ по настоящему делу соответствует его абстрактным разъяснениям (п. 71 Постановления Пленума ВС РФ от 26.12.2017 № 58) и практике (определение ВС РФ от 28.05.2019 № 5-КГ19-52). Однако эти критерии так и не получили своего (в том числе, политико-правового) объяснения.

Продолжение читайте в нашем обзоре.