Первый добровольный отказ от борьбы за свою свободу

07.07.2017

В апреле 2017 года было пересмотрено дело Барри Лукатиса. В 1996 году, когда ему было только 14, он устроил бойню в своей школе, в результате которой погибло три человека и еще один был ранен. Тогда его судили как взрослого и приговорили к двум пожизненным срокам без права на досрочное освобождения.

Однако согласно новому закону, люди, моложе 16 лет, не могут быть приговорены к высшей мере наказания. В связи с чем в апреле 2017 года дело Лукатиса было вновь открыто для вынесения нового решения. Штат Вашингтон предложил заменить пожизненное наказание на заключение сроком в 189 лет.

В связи с этим уже 36-летний заключенный обратился к судье, заявив, что не станет оспаривать решение, а также подписал отказ от последующих апелляций. Таким образом он лишил себя всякой возможности когда-либо выйти из тюрьмы, что стало беспрецедентным случаем в истории США. По словам Лукатиса, «правильнее всего будет признать себя виновным, вместо того, чтобы пытаться уйти от правосудия».

Он также впервые попросил прощения у родственников жертв, сообщив, что не делал этого раньше, «потому что боялся, что попытка извиниться за столь ужасный поступок только оскорбит их утрату. Если это чувство было ложным, то прошу прощения за моё молчание. Мне жаль, что я отказал людям в праве услышать то, чего они заслуживали».

В ответ на вопрос, почему он устроил бойню, Барри ответил:

«Проще говоря, я был мудаком. Я чувствовал, что изолирован ото всех и что никуда не вписываюсь. В тот период я проходил через то же, что и все подростки, но не знал об этом. Я повел себя как ребенок, сказав себе, что они все равно не достойны моей дружбы, ведь все они плохие, а я один хороший. Я был со всеми груб и враждебен. Пытался создать себе устрашающий образ, но у меня не получалось ему соответствовать. Так что когда мне был брошен первый вызов, я отступил. Потом ситуация несколько раз повторилась. И тогда я почувствовал, что должен доказать это самому себе. Доказать, что я был именно тем, кем себя заявил. И тогда я решился на убийство»