К Трампу прилетел ястреб

Новый советник по национальной безопасности Дональда Трампа — Джон Болтон. Фигура в американском истеблишменте хорошо известная и вроде бы зловещая. Но его русофобия, как мне кажется, нам на руку.

Джон Болтон в политике давно, самый высокий пост, который он занимал в прошлом — посол США в ООН в 2005—2006 гг. Но, честно говоря, какими-то яркими выступлениями он мне не запомнился. Обратил я на него внимание лишь в 2015 году.

Как это обычно бывает в американском истеблишменте, люди, служившие в администрации одного президента и вынужденные уступить место новой команде, из поля зрения не пропадают. Они перемещаются в какой-нибудь think tank — мозговой центр. И часто возвращаются обратно в Белый дом, Госдеп, Пентагон.

Советник по национальной безопасности Трампа долгое время работал Американском институте предпринимательства. Писал аналитические записки, доклады и обзоры для правительственных структур. И, разумеется, публиковался в открытой печати, как часто бывает с такими людьми, если они не чувствуют, что их знания востребованы.

Кстати, обратите внимание: Генри Киссинджер до недавнего времени часто давал интервью, писал книги и читал лекции. Но вот уже полтора года как он вдруг почти полностью исчез с радаров. Это верный признак того, что патриарха международной политики теперь привечают в Белом доме.

В начале октября 2015 года, через неделю после начала нашей операции в Сирии, американский еженедельник The Weekly Standard опубликовал статью Джона Болтона Распоясавшийся Путин. Из которой нам становится довольно хорошо понятно, как устроен мыслительный аппарат нынешнего советника по национальной безопасности.

Сказать, что он был расстроен внезапным участием России в сирийском урегулировании, было бы не совсем точно. Джон Болтон был шокирован, разозлен и даже, возможно, взбешен. Но поскольку в те времена он не был приближен к власти, то дал ей несколько советов через прессу. Вчитайтесь.

● Несмотря на упавшие мировые цены на нефть и экономические санкции, нацеленные обуздать авантюризм Путина на Украине, российский президент открыто стремится расширить военную мощь Москвы, ее политический вес и экономическое влияние в регионе, длительное время находившемся во власти Вашингтона.
● Нормальной реакцией на беззастенчивое выступление Москвы на Ближнем Востоке должна стать американская стратегия противовеса.
● Ситуация с присутствием Америки на Ближнем Востоке, ее жизненными интересами и альянсами будет продолжать ухудшаться до тех пор, пока в должность не вступит новый президент.
● Новый президент не должен отклоняться от восстановления позиций Америки на Ближнем Востоке и во всем мире как из геостратегических соображений, так и ввиду наших продолжающихся насущных экономических проблем. Мы должны вернуться на должный уровень международной стабильности, чтобы обеспечить устойчивый экономический рост, а экономический рост необходим нам, чтобы сохранять сильное международное присутствие, особенно на Ближнем Востоке.
● Стратегия Америки должна вернуть Россию с небес на землю, что означает, как это ни странно, в первую очередь реализацию эффективной политики в отношении Украины и других бывших советских республик. НАТО при энергичном руководстве может укрепить сдерживание и оказать поддержку военным возможностям и политической воле Украины, тем самым повышая издержки и риски российского авантюризма у соседских границ.
● Убедить Египет, монархии Персидского залива и других не покупать российские системы вооружения или ядерные реакторы также станет приоритетом. Если за этим последует дальнейшее ужесточение мер против «Братьев-мусульман» в Египте и в других местах, значит, так тому и быть.
● Чтобы возродить растраченную Обамой международную поддержку, нам также понадобятся неимоверные дипломатические усилия, направленные на предоставление доказательств нарушений договоренностей Ираном, производимых уже сегодня. В конечном счете, военные действия окажутся неизбежными. Иные могут пока не согласиться, но они должны, по крайней мере, поверить (и продемонстрировать это) в то, что готовы нанести удары по Ирану, если это будет необходимо — чему Обама усердно сопротивлялся. Мы также должны уверенно заявить о намерении свергнуть муллу Тегерана в пользу политики США.
● Республиканцы должны провести выборы руководителя национальной безопасности в 2016 году и назначить кого-то, кто понимает насущные стратегические риски, с которыми предстоит иметь дело следующему президенту — во всем мире, но особенно на Ближнем Востоке.

Последний пункт недавно реализован — нужный советник по национальной безопасности в лице автора программной статьи назначен. И у меня нет сомнений, что Джон Болтон постарается реализовать многое из того, что насоветовал, пока не находился у власти.

Многое, но не все — во многом он ошибся в прогнозах 2,5-летней давности. Я лишь хочу обратить внимание на готовность нынешнего советника по нацбезопасности пустить большую кровь жителям Ближнего Востока и Украины в ходе войны за американские интересы. Причем, если боевые действия на Украине (разумеется, ценой жизней местных услужливых идиотов) нужны лишь для сдерживания России, то начать войну на Ближнем Востоке американцы хотят сами, не скрывая при этом своих целей и задач.

Разумеется, с момента публикации геополитическая обстановка на Ближнем Востоке изменилась. Что говорит лишь о том, что агрессивные планы Америки будут основательно подкорректированы, но не отменены. И я допускаю, что все провокации последнего времени вполне можно связать с именем Джона Болтона. Во всяком случае, поговаривают, что он уже несколько месяцев каждую неделю приезжает в Белый дом и ведет задушевные беседы с Дональдом Трампом.

Вполне возможно, что попытка организовать химическую атаку в Сирии, с тем чтобы свалить преступление на Асада, — его рук (точнее, мозгов) дело. Как и организация провокации с отравлением Скрипалей.

И тем не менее, такие русофобы-ястребы менее опасны, чем хитрюга Генри Киссинджер. Джон Болтон мне представляется эдаким игроком в покер, которому злость мешает вырабатывать верные решения. Весь его пар уходит в свисток, в который сегодня заставляют дуть, например, Терезу Мэй и других европейских политиков. Слушать противно, но большого беспокойства не вызывает.

Киссинджер — шахматист- гроссмейстер, почти равный по мастерству российскому президенту. Иметь с ним дело сложнее. А вот кто из этих двоих — действующий советник по национальной безопасности или внештатный консультант имеет больше влияния на Трампа, покажет недалекое будущее.