Месячник скорби

24.06.2018

Вчера я, наконец, собрался с силами и поехал на Воробьевы горы. Ну, надо же увидеть своими глазами, как отрывается народ. Зрелище, прямо скажем, впечатлило. И я совсем забыл об узниках совести, томящихся в казематах.

Оказывается, фан-зона находится не в районе знаменитой Смотры — смотровой площадки, а, как видите, практически в университетском парке. МГУ на фоне ночного неба смотрится особенно величественно. Эта самая удачно расположенная сталинская высотка у нас всегда была подсвечена (как и вся Москва, впрочем), но теперь это чудо советского ампира видят и миллионы гостей. Мы-то попривыкли, а болельщикам вроде нравится. Вот и хорошо.

Честно говоря, у меня самые приятные впечатления. И по организации, и по дружелюбному настрою, который здесь царит. Все друг с другом фотографируются, улыбаются, веселятся.

Но моя легкомысленность в значительно мере была поколеблена. Журналист Александр Плющев в статье для Deutsche Welle спустил меня с небес на грешную землю.

«Пока мы смотрим футбол или разглядываем иностранцев, кого-то пытают, кто-то голодает в тюрьме, кто-то знакомится со сфабрикованным против него делом», — напомнил всем нам этот непримиримый борец с путинским режимом.

Журналисту почему-то кажется, что жители разных стран ведут себя на своих родинах так же, как сегодня болельщики в России, — каждый день собираются толпами везде, где заблагорассудится, пьют и гуляют. А полиция там вежлива и предупредительна, как у нас только в дни чемпионата. Он чувствует, что наши полицейские едва сдерживаются, чтобы по привычке не расстрелять всех нарушителей общественного порядка.

Когда «месячник свободы» свободы закончится, все вернется на круги своя — россияне разбредутся кто куда. Кто по лагерям, кто по ссылкам.

«Мы о такой вольнице не то чтобы забыли, у нас ее особо никогда и не было. Да, сейчас веселиться вместе с иностранцами милостиво дозволяется и россиянам, но лишь потому, что мы участвуем в создании атмосферы и, в меру сил, помогаем гостям хорошо проводить время, то есть, невольно работаем обслуживающим персоналом, — пишет журналист-честняга. И припечатывает: — Чемпионат мира в России, безусловно, сильнейший инструмент путинской пропаганды, как внешней, так и внутренней».

Каюсь, я тоже поучаствовал «в создании атмосферы» праздника. И мне, к моему стыду, понравилось. Жаль, что глубокомысленную, полную горечи статью Александра Плющева я прочитал позже, иначе я бы, разумеется, ощутил фальшь путинского режима, царящего в фан-зоне на Воробьевых горах. А вчера мне, наивному, казалось, что публика, в том числе россияне, радуется вполне искренне. И мало задумывается о томящихся в темницах лучших людях этой страны.

В том числе в Европе, конечно. В эти трагические дни, в этот месячник скорби мы должны помнить о тех, кого нет с нами.

Прежде всего о Петре Павленском, великом художнике, которого держит в застенках французская, с позволения сказать, фемида.

О костромиче Руслане Лебусове, сбежавшем от сфабрикованных против него уголовных дел в России и угодившем прямо в жернова правоохранительной системы Голландии. Там ему даже запрещено продолжать борьбу с замеченными пороками в Фейсбуке.

О группе «Война», которую разлюбили европейские коллеги и политики, и теперь семья с четырьмя детьми вынуждена бродить по разным странам и искать себе приют. Свободолюбивый хозяин семейства время от времени сидит в тюрьме.

Александр Плющев наверняка имел в виду и этих узников совести, которых выбросила за границу неприветливая родина-мать. Просто он о ни почему-то не написал.

Хотя должен был, я полагаю. Он ведь честный журналист, правда?