О программе Навального

Весь документ — сплошное слабое место

После рецензии программы Алексея Навального экономист Андрей Мовчан навсегда вычеркнут из списка приличных людей.
После рецензии программы Алексея Навального экономист Андрей Мовчан навсегда вычеркнут из списка приличных людей.

Алексей Навальный опубликовал свою предвыборную программу. Сейчас разговор пойдет не о том, что наш оппозиционер ведет себя, как обычный аферист: точно зная, что кандидатом в президенты его не зарегистрируют, он, тем не менее, довольно успешно собирает деньги с доверчивых лохов, чем-то напоминая Сергея Мавроди. Но программа написана, руку к ней приложили довольно авторитетные специалисты.

По сути, на наш суд явлен документ, в котором изложены позиции этих экспертов. Вот его (или их) я и предлагаю обсудить.

Директор программы «Экономическая политика» Московского Центра Карнеги Андрей Мовчан написал статью для газеты Ведомости, в которой полностью разгромил экономическую часть программы. Чтиво увлекательное, настоятельно рекомендую. Чувствуется, человек досконально знает предмет, не в пример составителям программы.

Более того, автор подвергся нашествию навальнят и вынужден был написать объемный пост в Фейсбуке, в котором дал дополнительные разъяснения. Вряд ли ему это поможет восстановить репутацию и вряд ли Алексей Навальный станет отвечать, «почему он привлекает столько буйных психов и хамов под свои знамена». Все, Андрей Мовчан навсегда вычеркнут из списка приличных людей. Он не мудрый и доброжелательный критик, кем хотел казаться, — он враг.

Однако покоробил в рецензии такой пассаж.

В программе есть бесспорно важные вещи. Среди самых существенных — судебная реформа (о ней можно спорить, но уже в этой программе она описана достаточно логично), изменения Уголовного кодекса (также более или менее точно описанные) и реформа ФСИН (совсем не описанная, только обозначенная).

Я давно заметил, что в проблемах правосудия разбираются все кому ни лень. Как в футболе. Вот и экономист Андрей Мовчан демонстрирует нам эту легкомысленность. Поэтому я попросил прокомментировать главу Справедливость для всех, а не произвол силовиков программы Навального доктора юридических наук, профессора, заведующего кафедрой уголовного процесса, правосудия и прокурорского надзора юрфака МГУ ЛЕОНИДА ГОЛОВКО.

— В программе реформы судебной и правоохранительной системы, предлагаемой Алексеем Навальным, ничего оригинального нет. Примерно тот же набор мер мы можем найти, например, в программе ЦСР Алексея Кудрина, которая сейчас «гуляет» по властным российским кабинетам и обсуждается «экспертным сообществом». И дело, конечно, не в том, что А.Навальный и А.Кудрин, словно М.В.Ломоносов и А.Лавуазье, пришли в результате каких-то сложных и независимых друг от друга исследований к каким-то одинаковым выводам и рецептам. Как вы понимаете, сами они ничего не исследовали и не писали. Дело даже не в том, что и ту, и другую программы писала примерно одна и та же группа юристов, хотя, возможно, и не без этого.

Все значительно проще. Просто источником вдохновения всех этих «программ», кем бы они ни были подписаны, являются рекомендации разного рода международных организаций (например, Бюро по демократическим институтам и правам человека ОБСЕ), которые давно уже пытаются внедрить свои «рецепты» оптимизации правосудия во всех странах постсоветского пространства от Украины до Киргизии. Не забывая и про Россию, где действовать, правда, приходится не напрямую, а через посредников вроде А.Навального или А.Кудрина.

Что сказать по существу?

Если в двух словах, то подобные «программы» направлены, конечно, не на оптимизацию правосудия, а на элементарное ослабление института государства. В этом смысле независимое правосудие как раз никому не нужно. Оно должно стать независимым только от конкретного государства, подчиняясь другим центрам силы (международным организациям, транснациональным правозащитным структурам и т. д., и т. п.).

В современной политической теории данная концепция называется неолиберализмом. А. Навальный в этом плане — это не консерватор или даже либерал в классическом понимании, а неолиберал, то есть сторонник условной партии наднациональных элит, стремящихся свергнуть традиционные государственные структуры со всеми их атрибутами (армия, полиция, суд и т. п.).

Если же говорить о конкретных предложениях, то все их следует читать через призму неолиберализма. Отсюда такая нелюбовь к правоохранительным органам, силовикам, председателям судов, уголовной юстиции и всему тому, что олицетворяет силу государства.

Но есть и еще одна проблема. Даже если абстрагироваться от идеологии и рассматривать программу в сугубо «техническом» русле, то она предстает в качестве гремучей смеси популизма и некомпетентности.

Скажем, что значит 4-летний «карантин» для представителей правоохранительных органов и аппарата судов? Его идеологические корни понятны: для неолибералов важно «вылечить» кандидатов в судьи от государственной логики, то есть переформатировать их мозги. Но как это должно происходить технически? Где будут «инкубаторы» для кандидатов в судьи, кто будет их финансировать? Где будут все эти четыре года работать люди в течение «карантина», за счет чего жить? В общем, очевидная чушь.

Или знаменитая идея о том, что судей надо набирать из адвокатов, желательно успешных. На разного рода круглых столах она звучит непрестанно. Проблема только в одном: успешный адвокат всегда имеет обширную клиентуру, стабильный доход, офис, инфраструктуру, привычный распорядок жизни и т. п. Почему он все это должен бросить и начать заново с должности скромного районного или мирового судьи — ради любви к А.Навальному или ради уважения к А.Кудрину? Опять бред, то есть оторванный от реальности популизм, пригодный разве что для лозунгов.

Или не менее знаменитая идея о «восстановительном подходе», который должен заменить карательные меры. Дескать, преступник должен раскаяться, возместить ущерб, после чего слиться в объятиях со своей жертвой, которая его, разумеется, немедленно простит. Вместо эры тюрем наступит эра всеобщего братства. Чем это отличается от коммунистической идеи «отмирания права» при коммунизме и прочих утопий? Абсолютно ничем. Тогда зачем все это обсуждать? Чтобы нанести очередной идеологический удар по институту государства с его неизбежными тюрьмами и правом на наказание? А что взамен — очередная утопия или переход карательных функций к кому-то другому типа всяких международных уголовных судов?

И так по каждой позиции.

Проблема неолиберализма в том, что он не состоятелен не только идеологически, но и технически. Одним словом, ломать — не строить. Для подлинно государственного строительства нужны не популизм, штампы и демагогия, а совершенно иные качества.

____________________

Добавлю от себя.

Если принять во внимание, что мнения двух экспертов — экономиста и юриста — сходятся в том, что программа Навального в их части — сплошной популизм, имеющий целью разрушение государства, то что от нее остается? Деструктивность. Нет сомнений, что силы, что стоят за Алексеем Навальным, пытаются устроить в России хаос.

Репетиция намечена на 2018 год. А сама атака будет предпринята в 2024 году.