Кролик Блэк

05.08.2017

Кейт теряет себя на Рождество

Зелёные глаза, которые уставились на Кейт в зеркале, были будто не её собственными. Она была словно одержима. Её тонкие пальцы так и стремились к складке между ног. Поглаживая своего "кролика", она тёрла всё сильнее и сильнее. Она больше не беспокоилась о противостоянии демоническому кайфу, который мог бросить её душу в бездну экстаза. Она легла на кровать, раздвинула длинные ноги и, развивая тоску, пальцами творила чудеса. Игра пальчиками сопровождалась стонами ожидания новой волны удовольствия. Бушующий кролик заставлял погрузить пальцы глубже, еле сдерживая крик экстаза.

Это было почти неделю назад, и Кейтлин с нетерпением ждала Рождества в этом году, как и её сестра Эрин, которая недавно рассталась со своим бойфрендом. Не особенно долго пробудешь с человеком, который жаждет удовлетворения от слишком многих: секретарей, официанток…он был склонен пихать свой хуй в разные дырки, даже в стене. Кэйт была солидарна со своей сестрой. Она тоже не смогла бы чувствовать какого-либо удовольствия от такого унизительного акта - измены. И она, честно говоря, не могла вспомнить, что он видел в её сестре, кроме бесплатной юридической консультации. С её песчано-светлыми волосами, карими глазами и спортивной фигурой, ей не хватало вовсе не привлекательности. Но её зажатость в сексе были её отношениям помехой, которую она не в силах преодолеть.

Кейтлин занялась подготовкой к Рождеству, и это означало рождественские венки, свечи очень соблазнительной формы и прочая атрибутика. Она помнила слова её отца Майкла, который говорил, что привозит омелу из Салема, штата Массачусетс. В одной из поездок в город Салем, Кейт приобрела там разделочный серебряный нож, рукоятью которого она не раз баловалась. Это было её любимым времяпрепровождением, помимо чтения эротических историй Левашова Игоря.

Нож, которым Кейт удовлетворяла свою похоть, был частью одной истории, о которой она до сих пор помнит, где рассказывалось про прежних владельцев данного артефакта.

"Набор серебряных принадлежностей, символизировавших по одному из грехов, каждый со своим собственным орнаментом рукояти". Поглаживая рукоятку ножа, казалось, она светится, будто солнечный свет через окно играется бликами на кухонной утвари.

Кейтлин всегда заводила эта история и она просто не могла пройти мимо привлекательности этого ножа, чтобы не купить его. Какая та ебическая сила была сокрыта в этом куске металла.

Откупорив бутылку мерло, и, наполняя себе бокал, Кэйт отодвинула ящик, чтобы взять нож. Разрезание пирога было первым фактическим использованием ножа по назначению. Взяв нож за ручку, она почувствовала теплоту на ощупь, несмотря на холодный день. Слегка зачерствелый пирог было на удивление просто резать, так как острое лезвие делало своё дело, легко проникая в твердую плоть пирога.

За резкой пирога Кейт вспоминала своё детство и младшую сестру, к которой она всегда не ровно дышала, когда они были детьми. Рядом с Кейтлин за кухонном окном промелькнул силуэт Банни Блэка – героя комикса о Кролике Блэке, который она читала в детстве. Миндалевидные зрачки, брови, наклонённые под резким углом и зловещая улыбка определённо точно указывали на кролика. Чем же обязано такое дьявольское появление – недоумевала Кейт.

Наливая себе еще один бокал вина, она распаковала новый набор ароматических свечей. Она зажгла свечи и приглушила свет в комнате. Её пьяное воображение зловеще смотрело на неё через окно.

Она налила еще один бокал и направилась к своей спальне, пытаясь прогнать зловещий образ из своей головы. Надев фланелевую ночную рубашку, она принялась читать городские легенды про кролика убийцу. Ещё одно отражение в окне нагнало на неё легкий холодок.

Позже она была разбужена другим внезапным холодом. "Черт подери этот старый дом"- подумала она про себя, когда медленно приходила к осознанию того, что фигура кролика была нечто большим, чем её сексуальные фантазии. С испуганным беспокойством она поняла, что постель была тёплой. Она села на край кровати и вздрогнула, заметив темные тени, движущиеся по полу. И вдруг сильный порыв ветра отбросил её к спинке кровати.

Тени на полу собирались воедино, создавая форму мощно сложенного человека. Этот человек из черной тени стоял над её кроватью. Пораженная внезапным шоком, она обводила глазами его точеный торс, сильные грудные мышцы, широкие плечи и мощные руки; на кровате сидел призрак со светящимися зрачками формы миндаля, согнутыми бровями и зловещей улыбкой.

Она лежала в своей кровати неподвижно, будто какая-то невидимая сила сковала её по рукам и ногам. Она чувствовала, как воздух вдувается в её отверстие. Её соски затвердели. Это было тонким чувством предвкушения какого-то рождественского чуда. В ней что-то росло. Знакомое ощущение из детства, подумала Кейт.

Рука призрака гладила живот Кейт, пробивая всё её тело до дрожи. Кейт накатила теплая волна удовольствия. Мощная пробивная энергия ударила в голову девушки. Напряжённые бёдра Кейт ослабли и Кейтлин дрейфовала в море блаженства. Когда рябь оргазма стихла, Кейт проснулась.

Трудно дыша, она обнаружила свою ночную рубашку влажной от пота. Она никогда не испытывала таких ярких эротических снов раньше.

Она направилась на кухню. Ручка ножа и свечки были в какой-то липкой слизи. Что произошло прошлой ночью – недоумевала в догадках Кейт.

Зайдя в ванну, она увидела надпись помадой на зеркале "С рождеством, Кейт. Твой навеки, Кролик Блэк – зловещий дух рождества"