«Военно-полевой обряд»

05.01.2018

Захар Прилепин обвенчался в Донецке.

Захар Прилепин уже год как воюет на Донбассе. Недавно к популярному писателю, который стал заместителем командира батальона, переехала и вся его большая семья (кроме старшего сына). А теперь и вовсе произошло непредвиденное –после 20 лет брака Захар обвенчался со своей женой Марией.

Он – брутал в военной форме, она – сама нежность в белых кружевах. На церемонии присутствовали только самые близкие друзья. В подарок от главы ДНР Александра Захарченко Прилепин получил самовар – чтобы петь «У самовара я и моя Маша», как объяснил даритель. А его супруге – настоящий пистолет «Оплот». Все-таки жена боевого командира…

«МАШЕ СО МНОЙ НЕ СКУЧНО»

– Захар, что означает для вас таинство венчания, на которое вы решились?

– Просто я не хотел бы расставаться со своей женой ни в этой жизни, ни в иной. По-моему, тут все прозрачно и даже банально.

– Вы говорили, что на эту идею вас подвигли жители Донецка...

– Не совсем так. Подвигла нас сама жизнь, которая здесь – пример человеческой, в самом лучшем смысле, отрешенности от своей личности, от всего мелкого и суетливого.

Этим летом я был в отпуске и привез в нижегородскую деревню, где мы живем, несколько своих боевых товарищей. Жена не знала их. Была совершенно очарована ими. И решила, что поедет со мной в Донецк жить. И детей возьмет. То есть убежденность ее в том, что в Донецке свершается правое дело, пришло через человеческое, через удивление, что такие люди – мужественные, бесстрашные и очень красивые – все еще существуют, они не из книг – настоящие.

Ну и от этого осознания как-то совсем близко было до принятия решения о венчании. Казалось бы, тут нет прямой связи – но она есть. Когда видишь что-то настоящее – стараешься как-то этому соответствовать, делать что-то всерьез и навсегда.

– Через 20 лет сейчас обычно разводятся, а вы обвенчались. В чем секрет?

– Это история на несколько книг. Ответ, наверное, только один может быть: у нас действительно – любовь и судьба. И вся жизнь подтверждала, что выбор, который мы совершили 20 лет назад, был верным. Я не думаю, что Маше бывает скучно со мной. Некогда скучать.

– Но брака без кризисов в отношениях не бывает? Как выбирались из них?

– В ноябре прошлого года я переехал жить и служить в Донецк. Жена обещала поехать со мной, но раздумала в последний момент. Я там жил один. Но все равно верил, что она приедет ко мне. Летом, после восьми месяцев службы, собрался домой в отпуск. Я 21 день постился, бросил курить и пить, не ел мяса. Приехал домой и... все изменилось.

Что хочу сказать? Если ты можешь сегодня не сломать что-то важное в отношениях – не ломай, отложи на завтра. А завтра все равно передумаешь. Надо быть сильнее своих эмоций, своих обид и своих страстей. Потому что за все в жизни приходится отвечать. Причем не только тебе самому, но и твоим детям.

«СТАРАЮСЬ С ЖЕНЩИНАМИ НЕ ДРУЖИТЬ»

– Вы с Марией – необычная и очень яркая пара. Она – красотка с чертовщинкой в глазах. Вы – умный, сильный, брутальный. Не ревнуете друг друга?

– Нет, не ревнуем. Так получилось, что не ревнуем. Этого в нашей жизни нет вообще – не знаю, как так сложилось. Наверное, лень на это тратить энергию, других дел полно. Да и дамы не особенно бросаются на меня. Вообще, на шею вешаются, когда мужчина сам подает сигналы. Я стараюсь никаких сигналов не подавать и вообще с женщинами не дружить. Простите мне мой гендерный расизм.

– Как супруга относится к некоторым сторонам вашей публичности? К тому, что вас критикуют, даже травят?

– Насколько я понимаю, она знает, кто я такой и чего стою. По большому счету Маше все равно, что там про меня пишут. Понимаете, если Бог есть, это все ни малейшего смысла не имеет – вся та дурь, которую врут по моему поводу. Потому что правда известна и неизбежно явит себя. Жена это понимает.

– Вообще, как изменилась жизнь семьи после переезда в Донецк?

– Дети с мамой учат уроки, папа занимается своими делами. Мама тоже придумала себе круг забот и задач помимо ухода за детьми. В общем, жизнь вроде бы изменилась – но в сущности все осталось на своих местах – мы же вместе. Остальное – несущественные детали. Насколько я могу судить, детям очень нравится, что у них папа военный, офицер, что дом все время полон веселых вооруженных мужчин. Ну и сам факт, что папа с мамой вместе живут, – он им радостен.

«ДОЧЕРИ ТАКИЕ КРАСИВЫЕ, ЧТО Я ПУГАЮСЬ»

– А в чем ваши недостатки как супруга и отца?
– Я не очень много временидетям уделяю. Так сложилось – никогда у них уроки не проверяю...

До войны жизнь наша была устроена так: полгода отец ездил по всяким своим гастролям и выступлениям, с октября по май. Дома появлялся раз в неделю, и сразу улетал.

Зато с мая по октябрь мы все уезжали в деревню. Там все время были вместе. Но в эти полгода я писал новую книгу, поэтому дети меня видели только за обедом или если мы на пляж ходили всей семьей.

Хотя вот плавать всех детей я научил, это да. Остальному – мама.

Как супруг – наверное, бываю вспыльчивым. По крайней мере моя жена так иногда говорит. Я-то искренне считаю, что я самый добрый в мире парень.

– Ваш старший – уже совсем взрослый парень. Есть конфликт отцов и детей?

– Нет, конфликтов не было. Он учится и живет в Москве. Я думаю, ему не очень просто: все-таки он мой сын, и это накладывает на него какие-то обязательства. А зачем они ему нужны? Ему надо все время как-то сравнивать свою состоятельность с моей – это неизбежно, и это в целом совершенно лишняя психологическая нагрузка, которую ему приходится тащить на себе.

– А дочери – совсем уже барышни. Тренируют на вас свое женское кокетство?

– Конечно, тренируют – но мне это, в сущности, нравится. И они барышни, да. Такие красивые, что я пугаюсь иногда. Не очень понятно, куда эту красоту применять и что с ней вообще делать…