Без боли

Валера сидел в отцовском кабинете, где под письменным столом, в коробке из под сапог ютились четверо маленьких котят. Рядом с ними же, сохраняя предельную бдительность, лежала кошка по кличке Шуша – даже когда её собственный хозяин тянул было руку, чтобы погладить одного из котят, она тут же недовольно фыркала. Валера не обижался. В свои одиннадцать лет он, конечно, уже понимал, что Шуша просто оберегала покой своих детёнышей. Тем более, что одного котёнка мама Валеры уже отдала соседям.

А вот для остальных котят хозяев найти не удалось.

Кажется, время уже подходило к часам десяти вечера, когда, наконец, пришёл папа Валеры, Эдуард Михайлович, для дворовых мальчишек просто - дядя Эдик. Мальчик не сразу понял, что его отец был, что называется, подшофе, потому что никогда прежде не видел того в состоянии алкогольного опьянения. Родители Валеры о чём-то шёпотом переговорили, и затем дядя Эдик, пошатываясь, зашёл в гостиную и хмуро посмотрел на сына.

- Иди в свою комнату, - сказал он.

- Что ты собираешься делать? – спросил Валера испуганно.

- Иди. В. Свою. Комнату.

Тон отца очевидно не предполагал никаких возражений, но Валера набрался смелости, чтобы ответить: «Нет».

- Валерик, - заглянула мама в комнату. – Иди к себе. Иди, пожалуйста.

- Нет, - повторил мальчик.

- Как знаешь, - пьяно произнёс дядя Эдик. Будь он трезвым, он ни за что бы не позволил малолетнему сыну остаться.

Мама Валеры ещё пыталась как-то уговорить сына уйти, но тот стоял на своём. Кто знает, зачем? Может быть, не хотел оставлять свою любимицу Шушу в нелёгкий для неё час. Может быть, надеялся, что это остановит его отца. Но скорее всего, в тот момент он попросту не верил в то, что скоро должно было произойти, и хотел лично убедиться, в своей правоте: папа не сможет убить безобидное существо. Напрасно, мальчик так думал.

Один за другим котята, которым Валера уже успел втайне дать имена, огромными руками дядя Эдика были погружены в принесённое в комнату ведро с водой. Один за другим: Черныш, Тиша, Шлёпа и Шнурок – это воспоминание навсегда отложилось в уме Валеры. И ещё мальчик хорошо помнил то чувство отвращение, которое внушал ему своим видом дядя Эдик. В тот момент собственный отец казался Валере самым ужасным монстром, какого можно было себе только представить.

- Как же так? - всхлипывал мальчик после произошедшего. – Как же так? Ты же сам говорил мне, что мы в ответе за тех, кого приручаем.

Дядя Эдик на это ничего не ответил. К слову, тот день был единственным, когда он показался дома выпившим.

Валера сам рассказал мне эту историю спустя почти двадцать лет, в тот день, когда привёз ко мне своего старого, уже измученного болезнями пса, которого я должен был усыпить.

Я нередко встречал столь сердобольных людей – к своим питомцам они относились как к родным и готовы были тратить на них все свои деньги. Но, когда финансы, как известно, имеющие свойство заканчиваться, уже не позволяли облегчить муки животного, оставалось, пожалуй, одно только решение, и хозяевам оно давалось нелегко.

Вот и Валера был явно не в себе - он, как когда-то и его отец, изрядно набрался спиртным перед визитом в нашу клинику. Уверен, тогда Валера понял, наконец, чего в действительности стоит человеку ответственность перед теми, кого он приручил.

Провожая Валеру, я обеспокоенно поинтересовался у него, как он станет добираться до дома – до этого он сообщил мне, что приехал на машине, и пустить его в таком состоянии за руль я себе позволить не мог.

- Да не, не, всё нормально, - пробормотал Валера. – Меня отец привёз.