Дело об исчезнувшем варенье

Восьмилетний Рома стоял по стойке смирно напротив своего папы. Мама причитала над тазом с недавно сделанным вареньем, так необдуманно оставленным ею на подоконнике. Варенья почти не осталось.

Ну, а чего ещё можно было ожидать, думал Рома, тоже мне придумали пытку: угрохать столько вишни и сахара и ждать, что дети не захотят его отведать.

Оно ведь как начиналось, сначала решил немного пенки попробовать, потом ещё, потом ещё, когда той совсем не осталось, скромничать смысла уже не было - ели огромной ложкой.

Вслух Рома этого, конечно, не сказал. Более того, на вопрос "кто ел варенье" он, решив занять глухую оборону, уже дал своё твёрдое "не знаю". И всё могло бы этим и ограничиться - в конце концов, как бы родители доказали бы, что именно Ромка слопал полтазика, их-то дома не было - да вот только сейчас на допрос к строгому папе отправлялся Валера, Ромкин братин, которому было всего четыре годика. Валера мало того, что видел само преступление, но и был его непосредственным участником. А так как был он ещё очень маленьким, Ромка всерьёз сомневался, что тот ничего не скажет.

Когда папа, который уже не раз и не два удивлял Ромку своими детективными навыками (взять хотя бы то дело о пропавшей зажигалке и расплавленных наушниках от плеера), строго спросил: "Валера, ты знаешь, куда пропало всё варенье?" - Ромка уж было думал, что братик расколется.

- Нет, - звонко произнёс Валера. Лицо его было полно решимости. Глаза смотрели на папу хоть и грустно, но то была грусть героя, готового пострадать ради товарища.

Моя школа, гордо думал Ромка, ох уж у меня и помощник растёт. Нет, не выдаст. И Ромка торжествуя посмотрел на отца. Тот ухмыльнувшись спросил: "А это у тебя что такое?" - и указал пальцем на белоснежную майку Валеры. На той красным пятном чётко отливало доказательство вины младшего ребёнка. А об уликах-то мы и не позаботились, разочарованно думал Ромка, теперь эти гестаповцы и меня расколят. Да и не придётся, Ромка сам признается, что братишке поменьше досталось. "Пропадать так вместе", - решил для себя Рома.

Видимо, о том же самом подумал и Валерка, потому как громким плачем он завыл: "Ромка тоже ееееееееел!"

Эх, выдал, всё-таки, от тоски Ромка совсем голову опустил. Ну да ладно, малой Валерка ещё совсем. Ничего, воспитаем, задатки у него есть.