Исповедь

- Господи, какой бред, - пробормотал вполголоса Александр Фёдорович, задумчиво глядя на сцену.

Там мужчина пытался выполнить задание режиссёра – шли пробы. Пересмотрев уже кучу конкурсантов на главную роль, Александр Фёдорович совсем отчаялся. М-да, не та уже актёрская школа, совсем не та.

- Спасибо, вы свободны! – подвёл итог Александр Фёдорович. – Следующий!

Его помощник Важанов, сидевший рядом, устало вздохнул.

- Соберитесь, Сергей Павлович, - решил подбодрить его Александр Фёдорович. – Не впервой. Обязательно найдём кого-нибудь.

- Что-то не идёт никто, - заметил Важанов.

- Действительно, - удивился режиссёр. – Следующий! Ну, что там, застряли, что ли? Следующий!

Из-за кулис вышел парень. Озираясь по сторонам, он почти дошёл до противоположного края сцены, но его остановил голос режиссёра.

- Итак, - деловито начал Александр Фёдорович, обращаясь к очередному конкурсанту. – Попробуйте сымпровизировать. Ваш герой – человек трусливый, и вы должны выразить это в монологе. Приступайте.

Парень внимательно смотрел на Александра Фёдоровича, но сохранял молчание.

- Ну, приступайте же, - раздражённо повторил режиссёр, когда пауза уж слишком затянулась.

- Я…,- начал молодой человек, сбившись. – Я бы хотел, чтоб война началась. Да, чтобы началась война. И чтобы всех мобилизовали. Чтобы на меня силком надели форму, дали автомат и отправили на…на фронт, что ли? Я не знаю. Ничего про это не знаю. В общем, туда, где стреляют. Там меня, наверное, в первый же день и убьют. Ведь какой из меня боец? – смущённо улыбнулся юноша. – В любом случае, рано или поздно меня убьют,… и я этого хочу. Тогда, быть может, у меня хотя бы появиться, пусть и крохотный, шанс. Возможно, потом после войны, моё имя нанесут на какую-нибудь табличку, в список погибших. И про меня будут говорить, что я умер за родину…

- Но даже не в этом дело, не в имени. Пусть, пусть моего имени никто не запомнит. Лишь бы что-то случилось. Не обязательно война. Пусть метеорит упадёт на наш город и сотрёт меня в порошок. Пусть случится хоть что-то, что…Да пусть меня хоть машина собьёт!

Александр Фёдорович и Важанов медленно вовлекались в монолог актёра. Тот продолжал тихо говорить, расхаживая вдоль края сцены:

- Пусть хоть что-то случится. Что-то, что сможет послужить объяснением тому, что я так и не сделал в этой жизни ничего. Ничего существенного. Ничего толкового. Пусть случится что-то, что сможет меня оправдать…

- Я смотрю на людей и тихо ими восхищаюсь. И в то же время завидую им. Они делают…они что-то делают, что создают, что-то придумывают, что-то…не знаю. В их жизни есть смысл. А в моей? Я и не живу вовсе – я просто существую. Плыву по течению. Я не способен сделать и шага вперёд к своей мечте. А мечта у меня есть! Есть! Но…я не собираюсь воплощать её в жизнь. Нет, не собираюсь. Я не смогу. Много разных ответов я мог бы дать на вопрос почему. Конечно же, виноват в этом я. Конечно. Все знают, что винить в своих проблемах нужно только себя. Можно говорить, что я недостаточно способный, слишком ленивый, безалаберный, но правда…Правда заключается в том, что я трус. Просто трус. Самый настоящий трус. Всю свою жизнь я попросту боюсь сделать хоть что-то, потому что боюсь…

- И поэтому я бы хотел, чтобы началась война. Чтобы всё закончилось, и мне больше бы не пришлось жить со своей трусостью. Правда. Я не хочу быть трусом. Я хотел бы быть смелым. Просто…просто я не могу. И не смейте меня осуждать за это!

Режиссёр со своим помощником заворожено смотрели на юношу.

- Ваша фамилия? – наконец, пришёл в себя Александр Фёдорович.

- Э-э, Армейцев, - неуверенно протянул парень.

- Армейцев? – переспросил режиссёр, копаясь в бумагах на столе. – Что-то я не могу вас в списке найти. Вы регистрировались?

- Э-э, нет, вообще-то. Я пришёл замеры сделать, - поднял юноша руку, демонстрируя в ней рулетку. – Мы декорации готовим.

- Декорации? – изумился Александр Фёдорович и поглядел на помощника. Важанов смотрел на шефа с недоумением.

- Что ж, что ж, - бормотал нерешительно Александр Фёдорович.

Наконец, он собрался с мыслями:

- Вы, господин Армейцев, зайдите позже.

- Позже зайти? – смутился юноша.

- Да, позже. Вы рассчитываете получить роль?

- Да нет, - пожал плечами Армейцев. – Просто давно выговориться хотел, да некому было. А тут вы спросили, ну я и…

- Ну, вот и славно, - перебил парня Александр Фёдорович. – Значит, договорились. Замеры сделаете потом. А сейчас у нас пробы идут. Следующий!