Живая (продолжение) - *13*

Давыдов вспомнил, что не осматривал ванную комнату и туалет. Он бросился в коридор, но, вероятно, шумным топотом и выдал свои намерения. Едва он приблизился к двери, та резко распахнулась и больно врезалась Давыдову в нос. От удара он отпрянул назад и запрокинул голову, но на ногах устоял. И в ту же секунду из темноты ванной выскочил некто, и на полном ходу сшиб Олега, да так сильно, что тот опрокинулся на пол. Всё это произошло в считанные секунду – Давыдов даже не успел рассмотреть нападавшего. Лёжа на полу, он встряхнул головой. Когда калейдоскоп перед глазами прекратил своё действо, Олег быстро вскочил на ноги и выбежал в подъезд. Он услышал резкий шум наверху и широким шагами, пропуская по три-четыре ступени, поднялся на последний этаж. На лестничной клетке никого не было, но всё тот же топот и открытая дверь на чердак выдала путь скрывавшегося беглеца. Давыдов быстро прошёл внутрь, преодолел ещё несколько ступенек и оказался на чердаке. Можно было подумать, что убийца – а в том, что в квартире Олег видел именно его, сомневаться не приходилось – скрылся за дверью, ведущей в другой подъезд, но Давыдов помнил, что звук шагов смолк именно здесь, да и не успел бы тот добежать до следующей двери так быстро. Не сходя с места, Давыдов осмотрел помещение. Две невысокие стенки по центру образовали короткий коридор, на склонённых стенах крыши блестели стеклом круглые окна, нагромождения разного вида мусора, начиная с картонных коробок, заканчивая пожелтевшим холодильником. Ну и, конечно, голуби, повсюду голуби – пузатые твари, курлыча и шелестя крыльями, заглушили бы любое затаённое движение. Последнее одновременно играло на руку как Давыдову, так и тому, кого он преследовал. Олег медленно продвигался вперёд, заглядывая за бетонные ограждения. Он был уже на полпути, когда за его спиной протяжно скрипнула дверь. Давыдов резко обернулся, но всё, что он смог разглядеть, силуэт невысоко человека, потому как в следующее же мгновенье напуганные незваными гостями крылатые обитатели чердака сорвались с места и, казалось, наполнили собой всё пространство. Олег инстинктивно укрыл руками лицо, защищая его от разволновавшихся птиц, но быстро осознал, что терять бдительность в его обстоятельствах чревато самыми печальными последствиями. К сожалению, недостаточно быстро. Первое, что он увидел, когда снова открыл глаза был приближающийся к его лицу деревянный брус. Давыдов сразу же свалился наземь.

«Только не вырубайся, - мысленно приказал он себе. – Соберись».

Но второй удар пришёлся по затылку и заставил Давыдова забыться сном.

Десятилетний Олег стоит во дворе. Он ждёт Юлю. Сегодня он решил рассказать ей обо всём, признаться. Как глупо было скрывать свои чувства всё это время.

«Это было позже. Много позже», - вяло подумал Давыдов, но не стал противиться законам сна.

- А ты меня? - закончив, спрашивает Олег у юной девочки с золотистыми волосам.

- Олежка, - улыбается та какой-то очень мягкой улыбкой. Давыдову уже была знакома эта улыбка. Сотни раз он её видел и тысячи раз вспоминал. – Олежка, пойми, ты очень хороший. Правда, очень. Но… Ты только не расстраивайся…

- Не расстраивайся! Будут деньги! - пьяно орёт кто-то в ухо Олегу.

Олег возле барной стойки, на вид ему лет девятнадцать. Рядом с ним Болецкий.

– Щас я тебя с такими чуваками познакомлю, - продолжает он. - Потусим, побухаем, потом тёлок…

- Здорово! – протягивает руку из ниоткуда появившийся Виктор.

- Привет! – отвечает Олег и даже не замечает, как они вдруг оказываются в машине. Олег, Витя и Стас сидят на заднем сидении. Серёга за рулём, а рядом с ним Коля.

- Чё ж ты так лажанул?! – смеясь, кричит Сергей.

- Да ничё я не лажанул, - отвечает Колян. – Да и вообще, тёлки так себе.

- Да ладно! – улыбается Сергей. – Найдём ещё себе красоток на вечер!

- В конце концов, проституток никто не отменял, - поддакивает ему Витя.

- Да ну их на! – это говорит Стас. – Я прошлый раз с одной такой шлюхи триппак подцепил. Я главное, ей…

- О, бля, началось! Сказка про бычка! – раздражённо отмахивается Серёга. – Опять хвастаешься, Стасик?! Любишь ты про эту шлюху рассказывать. Чё, влюбился, что ли?

- Да пошёл ты!

- Ага, ща пойду, - Серёга вдруг оборачивается назад и внимательно смотрит на Олега. – Слушай, а может, у тебя кто на примете есть?

- Ну, есть, - неуверенно отвечает Олег.

- Не надо! – вдруг выкрикнул Стас. – Не надо!

- Что? – непонимающе глядит на него Олег.

- Не надо! – повторяет тот. – Не надо!

- Что с тобой? – спрашивает Олег и, ища поддержки у ребят, смотрит на ни них.

- Вставайте! – вдруг произносит Сергей.

Он, Стас, Коля и Витя поднимаются и свысока осуждающе смотри на Олега, который не может пошевелить ногами. Он смотрит вниз и понимает, что вкопан по пояс в землю, а когда поднимает голову, то оказывается, что они находятся в лесу, это он определяет по чёрным среди ночи силуэтам деревьев. За спинами четырёх его товарищей слабо мерцает огонь. Сергей подходит к костру, достаёт из пламени четыре прута. Каждый из ребят берёт себе по одному.

- Что, что вы делаете?! – испуганно кричит Олег.

- Ты не должен был, - говорит Коля.

- Не должен был, - вторят ему остальные.

Они протягивают вперёд свои прутья, красно-жёлтые концы которых увенчаны клеймами. На каждой изображена буква.

- Виво, - растерянно бормочет Олег. Но, прежде чем прутья прикоснулись к его лбу, земля вдруг задрожала. Потом успокоилась. И опять – задрожала и успокоилась, задрожала и успокоилась, задрожала и успокоилась, задрожала и успокоилась…

Давыдов раскрыл глаза. Он чуть приподнялся, чтобы оглядеться, и узнал всё тот же чердак, на котором произошла короткая схватка с преследуемым им убийцей. Голуби уже спокойно сидели на стенках коридора, на балках крыши, лишь некоторые сновали вокруг Давыдова. Тот, всё ещё переживая смутные видения из жуткого сна, потёр ушибленное лицо.

Машинально доставая из кармана сотовый телефон, Олег вдруг понял, почему земля задрожала в его сне. Он глянул на дисплей своей «Нокии» - звонил Пономарёв.

- Твою мать, - процедил сквозь зубы Давыдов.

*Продолжение следует*