Живая (продолжение) - *14*

Олег попытался встать на ноги, но в голове помутнело. Казалось, ещё секунда, и его бы вырвало, но Давыдов глубоким вздохом смог подавить приступ тошноты. Решив, что ему лучше снова прилечь, он вытянулся во весь рост прямо на грязном полу. Нужно было ответить на звонок.

- Слушаю, - зажмурившись, произнёс Давыдов в трубку.

- Давыдов, ты где? – прозвучал оттуда взволнованный голос майора.

- Э-э, а-а, я…, - туман в голове затмевал собою любой более-менее правдоподобный ответ. – Да я тут по работе кое-какие дела решаю.

- Ясно. Давыдов, ты же с Болецким знаком?

- С Болецким? – переспросил Олег.

- Ну да, со Станиславом Михайловичем, - уточнил Пономарёв.

- Со Стасом? – замялся Давыдов. – Ну да, да, знаком.

- Ты слышал, что с ним произошло?

- Ну да, кое-что слышал. Кажется, он сейчас в больнице.

- Ага, в больнице. На днях переезжает.

- Куда переезжает? – не понял Давыдов.

- Куда-куда, - проворчал Пономарёв. – На кладбище.

- Как? – Олег резко приподнялся, и боль острой иглой вонзилась в его голову. – Как на кладбище?

- Каком к верху, - выругался майор. – В общем, Олег, ты мне срочно нужен.

- Зачем?

- Затем. Короче, где с тобой можно встретиться?

- Ну-у, ну-у, а ты сейчас сам где?

На том конце связи замолчали лишь на мгновение, и Давыдов понял это по-своему - кажется, Пономарёв заметил, что он пытается не выдать своего местонахождения.

- Я сейчас на Восточной, - медленно проговорил майор после паузы.

- На Восточной, где именно? – Олег решил идти напролом.

- На Восточной, семнадцать, - ответил Пономарёв.

«Врёт», - почувствовал Давыдов. Олег прекрасно знал, что названный майором адрес соседствует с домом, в котором располагается квартира Корева. В доме, на чердаке которого сейчас находился и сам Давыдов. «Он здесь, - сообразил Олег. – Пономарёв сейчас здесь. Вероятно, даже в квартире Корева».

- Ну, тогда давай пересечёмся, - протянул он в трубку, стараясь растянуть время, а сам тем временем осторожно поднялся с пола и подошёл к небольшому оконцу, выходящему во двор. – Давай встретимся, давай встретимся, - нарочно задумчивым голосом бормотал он, пытаясь разглядеть окрестности. – Давай встретимся...

Заметив, наконец, на стоянке напротив дома полицейскую машину, которую от остальных отличала лишь синяя полоса на дверях, Давыдов нервно передёрнул плечами – его догадка оправдалась.

- Давай, на Берёзовской, сорок два, - Олег машинально назвал адрес свой бывшей квартиры.

- Чёрт! – выругался Пономарёв. – Далековато. Я там только через минут сорок-пятьдесят смогу быть.

- Ничего-ничего, - быстро проговорил Давыдов. – Я тебя дождусь. У меня тут всё равно кое-какие дела. Можешь не торопиться.

- Да ладно, я уж как-нибудь, - ответил майор и выключил телефон. По его тону не трудно было догадаться, что времени он терять не станет. Поэтому Давыдову срочно нужно было ехать на назначенное место встречи. Подъезд, через который он поднялся на чердак, наверняка был запружен полицейскими, и светиться там не стоило. Оставалось надеяться, что вторая дверь чердака была открыта. Олег облегчённо вздохнул, когда та поддалась его толчку. Следом была ещё одна, но и она не стала препятствием. Тихо и аккуратно спустившись на первый этаж, Давыдов выглянул во двор. Машины Пономарёва уже не было, а, может быть, он и вовсе приехал не на своей. В любом случае, Олегу надо было поторапливаться, и он достаточно быстро, и в то же время не слишком, чтобы не вызвать подозрений, вышел на улицу. В сторону подъезда, в котором квартировался когда-то уже покойный Корев, Олег даже не смотрел. Выйдя на дорогу, он выбросил руку, и, на его счастье, рядом тут же резко затормозила чёрная тонированная наглухо «девятка». Давыдов рывком открыл дверь пассажирского сидения, и сел в салон.

- Куда? – лишь успел произнести ошарашенный водитель. То ли интересовался конечным пунктом поездки, то ли возмущался бесцеремонности нервного пассажира.

- Берёзовская сорок два, - резко ответил Давыдов и, порывшись в кармане, сунул водиле несколько смятых зелёных купюр. – Гони. Чем быстрее, тем лучше. Тороплюсь.

- Оно и видно, - недовольно пробурчал водитель, но тем не менее вырули с обочины.

Только в этот момент Олег вспомнил о полученных им травмах. Он глянул в зеркало заднего вида – левая скула была основательно разбита, кое-где даже виднелись уже пунцовые ссадины с маленькими кровяными полосками.

- Только гнать быстро не получится, - махнул рукой водитель на дорогу. – Сами видите. Пробки.

- Ничего. Придумаешь что-нибудь. Будем на месте через полчаса получишь ещё штуку. Ну как?

- Попробуем, - водитель отреагировал с таким энтузиазмом, что Давыдов уже не сомневался в том, что будет на Берёзовской, минимум, через тридцать минут.

- У тебя водичке нет случайно? – спросил он у сосредоточенного смотрящего пред собой молодого парня.

- Случайно есть, - отстранённо ответил тот, просовывая руку за спинку сиденья. Оттуда он выудил полуторалитровую бутылку «Бон-Аквы». – Вот, держи.

- Спасибо, - ответил Давыдов, отпив из горла лишь чуть, и намочил ладонь, чтобы вытереть лицо.

Одновременно с этим он достал свой сотовый и выбрал из списка контактов городской номер.

- Алло, - послышался женский голос после нескольких гудков.

- Тамара Васильевна, здравствуйте, - фальшиво весёлым тоном сказал в трубку Давыдов. – Это Олег. Помните меня. Давыдов Олег, я жил…

- Ой, Олежка! - обрадованно воскликнула женщина. – Олежка, ты?!

- Да, тёть Том, я, - Олег смущённо улыбнулся. – Тёть Том, вы сейчас дома?

- Да, А что такое? Что-то случилось?

- Нет, тёть Том, всё нормально. Я скоро к вам подъеду, вы не возражаете?

- Ну-у, нет, не возражаю, конечно, но…

- Отлично, - быстро сказал Олег, опасаясь, что женщина успеет передумать. – Скоро буду у вас.

Давыдов прервал вызов и, тяжело вздохнув, откинулся на спинку кресла.

- Успеваем? – спросил он у лихого шофёра.

- Кажись, успеваем, - ответил тот.

Через двадцать семь минут, о чём сообщил, довольно улыбаясь, сам водитель, «девятка» припарковалась рядом с нужным домом.

- Держи, - протянул лихачу Давыдов тысячу рублей. – Всего доброго.

- Ага, - не глядя на Олега, ответил тот. – И вам не хворать.

Напрасно Давыдов так беспокоился – Пономарёва пришлось ждать ещё около двадцати минут. Этого времени как раз хватило для того, чтобы обдумать детали последующего разговора. Очевидно, пришло время обо всём рассказать Александру. Дальнейшие отпирательства могли только навредить. Если майор поймал бы Олега даже на маленькой лжи, то тому пришлось бы совсем худо. Но и всех своих тайн Давыдов раскрывать не собирался, поэтому нужно было сохранять предельную осторожность. Когда поблизости остановилась серебристая «Тойота», из который вышел Пономарёв, Олег уже примерно знал, что будет говорить.

- Ну приве…, - майор осёкся, протягивая Давыдову руку. – Твою мать, Олег! Что у тебя с лицом?

- Скоро узнаешь, - скупо ответил тот. – Ты один?

- Один. А что?

- Так, просто спрашиваю, - Олег глянул мельком в салон «Тойоты». Там, кажется, действительно никого не было. - Ты говорил про Болецкого, значит, ты уже знаешь, что он причастен к делу Хлебникова и Симонова, так?

- Ну-у, - замялся Пономарёв.

- Ладно-ладно, не отпирайся. Уверен, что ты уже в курсе.

- Ну, да мы узнали, что у них были с Хлебниковым общие дела. Застали его в больнице. Там и…

- Метку видел? – перебил майора Олег.

- Метку? Да, видел. Ты тоже?

- Ага, - кивнул Давыдов. – Короче, ближе к делу. Я кое-что раскопал. Сейчас…

- Что? – заинтересованно спросил Пономарёв. – Что раскопал?

- С твоего позволения, объясню чуть позже. Сейчас мы зайдём к кое-кому в гости, если ты не против.

- К кому? – недоумённо смотрел на Олега майор.

- К одним людям, которые, возможно, знают нечто ценное о твоём деле. Пошли, не будем терять время.

- Ну, пошли, - неуверенно отозвался Пономарёв.

Но, прежде чем нанести визит Пресняковой Тамаре Васильевне, они сначала зашли в продуктовый магазин, где Олег, игнорируя раздражённый взгляд Пономарёва, приобрёл медовый торт, пару упаковок разнообразного печенья, связку яблок и груш, коробку конфет и пачку диковинного чая.

Поднимаясь по лестнице сорок второго дома, Давыдов обратился к майору:

- Если что, ты мой коллега, работаем вместе, понял?

- Угу, - хмуро кивнул Пономарёв. – Может, всё-таки скажешь, что мы тут делаем?

- Ты ведь хочешь узнать, что связывает всех жертв?

- Вообще-то, я уже знаю.

- Ты знаешь про дела Хлебникова и Симонова, про дела Болецкого и Корева, про Корева и Хлебникова, но кое-чего, что объединяет их всех…

- А ты знаешь? – удивился Пономарёв.

- Догадываюсь, - на третьем этаже Олег увидел с детства знакомую дверь.

- Что?

- Наберись терпения, хорошо? – произнёс Давыдов и, не дожидаясь ответа, нажал на кнопку звонка.

*Продолжение следует*