Живая (продолжение) - *15*

Давыдов и Тамара Васильевна сидели на диване. Судя по радушному приёму, оказанного хозяйкой, она давно уже скучала без компании. Тамара Васильевна с улыбкой на лице листала фотоальбом и вслух предавалась воспоминаниям о своей горячо любимой дочери.

- А вот это Юля на последнем звонке. Ну ты это, наверное, сам понял. – улыбнулась Тамара Васильевна, обращаясь к Давыдову. Пономарёв уже час скучал за столом, лениво ковыряясь в блюдце с тортом. Он то и дело бросал на Давыдова поторапливающие взгляды, но тот лишь кивал головой в ответ, дескать, погоди, дружок, скоро-скоро. Тамара Васильевна открыла следующую страницу. – А это она с Женей, одногруппницей своей. Ты её знал, Олежек?

- Нет, Тамара Васильевна, - помотал головой Давыдов. Со снимка на него смотрела незнакомая девушка. Не было сомнений в том, что ему раньше не приходилось с ней встречаться, иначе он бы обязательно запомнил столь некрасивое мужеподобное лицо. - Юля мне ничего не рассказывала.

- Странно, - удивилась женщина. – мне казалось, вы друг другу обо всём рассказывали. Вы же с ней так дружили. Я, на вас глядя, нарадоваться не могла. Всё думала, когда же Юленька опомнится, поймёт, какой рядом с ней человек…

- Да, - вздохнул Олег, пытаясь избежать неприятной темы. – Я тоже надеялся, но не судьба.

- Не судьба, - всхлипнула Тамара Васильевна.

- Тёть Том, а вы не знаете, Юля, может быть, с кем-нибудь встречалась? Или, может быть…

- Зачем тебе это? – жалобно посмотрела на Олега Тамара Васильевна. – Зачем тебе это знать? Было и было, не береди себе душу.

- Да нет, тёть Том, я не ради чего-нибудь такого спрашиваю. Просто…, - Давыдов так и не сообщил Тамаре Васильевне об истиной цели своего визита. – Просто я хочу понять, как Юля, такая общительная, дружелюбная девушка, могла просто взять и исчезнуть. Не сказав никому ни слова, просто взять и уйти.

- А ты думаешь она просто ушла? – печально посмотрела на Олега женщина.

- Ну…, - замялся Давыдов.

- Ты, знаешь, Олежка, я ведь тоже так думала. Да и чего греха таить, до сих пор так думаю. Умом всё понимаю, нет мне нужды Юленьку ждать, не вернётся моя девочка. А вот на сердце… Всё жду, что вот постучат в дверь, я открою, а там она. Или позвонит мне однажды и скажет: «Здравствуй, мама». Я бы так этого хотела, - Преснякова проговаривала это холодным, мёртвым тоном. Видно, женщина давно уже привыкла к своему отчаянию, смирилась с ним, и лишь порою тешила себя слабой надеждой. – Но…но…этому не…

- И всё-таки, Тамара Васильевна, - Олег заметил, что женщина вот-вот расплачется, или чего хуже, ей станет плохо. – Мне бы хотелось разыскать друзей Юли. Может быть, я смогу что-то узнать.

- Ой, Олежка! – сплеснула руками Тамара Васильевна. – Что могли, то уже давным-давно узнали.

- И всё-таки, - продолжал настаивать Давыдов. – Вот, допустим, эта Женя. Я про неё ничего не знаю. Может быть, она могла бы мне что-то сказать. Вы с ней не разговаривали?

- Из милиции с ней разговаривали, а я – упаси Боже.

- Что так? – подал голос Пономарёв.

- Ну, мне эта девица не по душе.

- Почему? – спросил Олег.

- Странная она была. Ну, то есть как была, - спохватилась Тамара Васильевна. – А, наверное, и сейчас есть. Да только вот я о ней ничего не слышала.

- Тёть Том, вы сказали странная. А в чём заключалась эта странность?

- Ох, Олежка, - тяжело вздохнула Тамара Васильевна. – Не надо бы тебе этого знать.

Давыдов покосился на секунду на Пономарёва и снова перевёл задумчивый взгляд на пожилую женщину, которая всем своим видом демонстрировала, что сообщать ничего не станет, но всё-таки в глазах её горело желание раскрыть душу.

- Тамара Васильевна, пожалуйста, - произнёс Олег.

Женщина посмотрела на Пономарёва:

- Александр, извините, пожалуйста. Не могли бы вы…

- Да-да, конечно, - понятливо закивал головой майор, поднимаясь со стула.

- Нет, - сказал Давыдов и оба, и Тамара Васильевна, и Пономарёв, изумлённо уставились на него. – Останься, Саш. Тамара Васильевна, Саша будет мне помогать, он специалист в области…э-э… в общем, я хочу, чтобы он присутствовал, - заметив, что женщина возмущённо подняла брови, Олег быстро проговорил. – Поверьте, Тамара Васильевна, ему можно доверять. Всё, что вы скажете в его присутствии, никак не навредит.

- Ну, хорошо, - сдалась Тамара Васильевна и обернулась к Пономарёву. – вы можете остаться.

Майор, недоумевающе глядя на Давыдова, вернулся на своё место.

- Эта Женя, - начала Тамара Васильевна. – Она что-то знает о Юле такое, чего не знали остальные.

- То есть? – не понял Давыдов.

- Ну-у, - неуверенно протянула Тамара Васильевна. – Я, если честно, и сама наверняка не знаю, но всё говорит о том, что они были… они были близки.

- И?

- У Юли был кто-то. Какой-то мужчина, я не знаю, но уверена, Женя об этом знала.

- Почему?

- Ну, они же были лучшими подругами.

- Ну, Тамара Васильевна, всякое бывает. А почему вы решили, что у Юли был… ну…

- Юля как-то пришла домой, вся в слезах, говорила, что поссорилась с подругой. Он ходила ещё неделю потом, знаешь, Олег, вся такая… какая-то… видно было, что она очень тоскует… Я тогда сразу подумала, что он в какого-то мальчика влюбилась, но спрашивать ничего не стала. Не хотела лезть к ней. А через месяц она… она исчезла.

- Вы же сообщили об этом в милицию?

- Да, конечно. И про эту Женю тоже сказала. Но та, вроде как, ничего не знает. Во всяком случае, она так заявила.

- Не понимаю, Тамара Васильевна, почему вы не верите этой Жене? У вас есть какие-то причины?

- Ну, во-первых, опять же, они были лучшими подругами.

- Ну, это ещё не о чём не говорит, - возразил Давыдов.

- Да-да, конечно, - быстро проговорила Преснякова. – Я тогда тоже особого значения этому не придала. А потом нашла кое-что, сейчас, - Тамара Васильевна поднялась и вышла из гостиной.

- Олег, ты какого хера меня приволок сюда? – воспользовавшись отсутствием хозяйки, обратился к товарищу Пономарёв.

- Уж поверь мне, не просто так. Я ж тебе сказал, что знаю, что объединяет Хлебникова, Симонова и…, - договорить Давыдов не успел, так как вернулась Тамара Васильевна.

- Вот, - в руке она держала небольшой блокнот, на обложке которого был изображён корабль. – Это Юлин. Здесь вот она написала…

Приняв развёрнутый на нужной странице блокнот, Олег прочитал короткий рванный стих. Но последняя строчка заставила его покрыться холодом. Два четверостишья он повторил вслух:

- Зависть чёрная подруг Не даёт нам вместе быть, Ты мне скажешь тихо вдруг, что тебя не изменить. Я хочу остаться здесь, И хочу уйти красиво, Я дышу, пока ты есть, Я жива, пока ты VIVO.

*Продолжение следует*