Живая (продолжение) - *20*

- Я не собираюсь тебя убивать.

Давыдову показалось, что он ослышался.

- То есть как…, - пробормотал он.

- А вот так. Я здесь не для того, чтобы тебя убивать.

- А зачем же?

- Чтобы поговорить.

Олег замер, сидя в кресле. Сказанное Линой показалось ему дурной шуткой напоследок, и едва он расслабится, та пустит ему пулю в лоб.

- Нас, кстати, прервали. Ты так и не ответил мне, почему Юля так никому ничего и не сказала. Как, по-твоему?

- Ну, я…я…я не знаю.

- А я знаю. Она не хотела выдавать тебя. Если бы она рассказала об изнасиловании, тебя бы тоже приплели к этому делу. Вызвали бы в милицию, допрашивали. Она просто хотела поберечь твои нервы.

- Глупость какая-то.

- Вот и я так же ей сказала. Но ты ведь знаешь, какая она была. Дурочка, глупая дурочка.

- Так что, с ней всё-таки случилось? Куда она пропала?

- Я не знаю. Не знаю, - задумчиво произнесла Лина, но уже через секунду собралась и попятилась к выходу. – Не вздумай идти за мной, Олег. Не вздумай. Я просто уйду сейчас, если ты не будешь делать резких движений. Всё начнётся завтра.

- Что начнётся? – не понял Олег.

Но Лина не ответила.

Даже когда раздался хлопок входной двери, Давыдов так и не нашёл в себе сил подняться с кресла. Он мог бы выглянуть в окно, чтобы проследить, как будет уходить Лина, мог бы позвонить Пономарёву, чтобы сообщить ему о случившемся, он мог хотя бы выкурить сигарету, наконец – мог, но не сделал ничего из этого. Так до самого утра он и просидел в кресле, обдумывая произошедшее. Все события последней неделе вихрем проносились в его голове. Он хмурился от досады, вспоминая своё знакомство с Линой – как это не вызвало у него подозрений? Конечно, с первого взгляда, казалась, что она никак не была замешана во всей этой историй, но ведь тогда Давыдов уже знал о том, что приключилось с Хлебниковым, ведь Пономарёв говорил, что убийцей могла оказаться женщина. Почему же случайная встреча с незнакомкой не показалась Давыдову даже чуть странной? Ну да, конечно. Их встреча ведь и была странной: за день до этого он познакомился с её подругой Наташей, и всё последующее само по себе казалось необычным. Но главным вопросом из тех, что мучили Давыдова, были слова, сказанные Линой на прощание: что же должно начаться на следующий день?

В десять часов Давыдову позвонил с работы, но он, нажав на клавишу отбоя, выключил телефон. Он бродил отрешённо по квартире, не зная, что ему делать, что предпринять – даже скорее не желая. Ближе к полудню в дверь постучали, но и тогда Давыдов не встретил нежданных гостей, не открыл им дверь. Вечером он лежал на кровати, когда ему снова нанесли визит, только куда более настойчивый.

После нескольких крепких ударов по двери, послышался грозный крик Пономарёва:

- Олег, открывай!

Давыдов, наконец, собрался и подошёл к двери.

- Ну, привет, - злобно произнёс майор.

- Здорово, - взволнованно отозвался Давыдов. – Ты нашёл Женю?

- Женю, - нахмурился Пономарёв. – А-а, эту. Нет, не нашёл. Я нащёл кое-что получше.

- Что?

- Поехали, покажу.

- Куда поехали?

- Давай-давай, побыстрее. Это в твоих интересах.

Олег, совершенно ничего не понимая, наскоро оделся и вместе с Пономарёвым они вышли из дома. У подъезда их ждала машина, рядом с которой лениво потягивался мужчина в полицейской форме.

- Так куда едем? – спросил Давыдов ещё раз, усаживаясь на заднее сиденье.

- Давай без во…, - начал Пономарёв, но вдруг осёкся и, обернувшись, ответил. – На Речную семнадцать.

- А что там? – непонятливо уставился на него Давыдов.

Пономарёв пристально смотрел на Олега.

- А ты не бывал там? – спросил он.

- Нет, - протянул неуверенно Олег.

Майор долго не отводил взгляда, потом, вздохнув тяжело, произнёс:

- Значит побываешь.

Больше Олег до самого прибытия на место вопросов не задавал.

Проходя в квартиру на Речной семнадцать, Олег робко оглянулся.

- Ну, и что мы здесь делаем? – обратился он к Пономарёву.

Майор встал прямо перед Олегом, а напарник Пономарёва встал позади.

-Олег, - произнёс Пономарёв. – Ты бывал раньше в этой квартире?

- Э-э, нет, - нервно улыбнулся Давыдов.

- Точно? – с нажимом спросил Пономарёв, как обычно родители обращаются к своим детям, ложь которых очевидна.

- Точно, - пожал плечами Олег.

- Олег, я спрашиваю тебя в после…

- Да я не был здесь! Чего ты пристал?

Пономарёв удивлённо посмотрел на Олега. Кивнув напарнику, он сказал:

- Пройдём в спальню.

Комната была небольшой, впрочем, как и вся квартира, но богато обставленной. Всё её пространство занимала небольшая софа, тумба с зеркалом и высокий дубовый шкаф. Именно у последнего остановившись, Пономарёв ещё раз обернулся к Давыдову.

- Олег, последний раз спра…, - начал майор, но был раздражённо перебит Давыдовым.

- Я здесь не был, - по слогам произнёс тот.

Пономарёв глубоко вздохнул и раскрыл дверцы шкафа. Внутри на перекладине висели несколько вешалок с вещами, но они были сдвинуты на края. Задняя же стенка шкафа была усыпана фотографиями, на которых были изображены Хлебников, Симонов, Болецкий и Корев.

- Что это? – пробормотал Давыдов.

- Я от тебя это хотел узнать, - ответил Пономарёв.

- А я…я…я-то что могу об этом знать?

- Сегодня утром мне позвонила девушка и сообщила, что её хотят убить…

- Тебе позвонила?

- Да, прям мне. На сотовый. Ума не приложу, откуда мой номер мог у неё взяться, - последнюю фразу Пономарёв произнёс особенно жёстко.

- И… и что?

- Она позвонила, мы, - майор кивнул на своего напарника. – Приехали.

- И?

- Ну, мы не успели. Девушка была мертва.

- Что за девушка?

- Выясняем пока, документов её мы не нашли. Зато нашли вот это, - Пономарёв достал из внутреннего кармана пиджака небольшой блокнот в кожаном переплёте.

- Что это?

- А ты не видишь? – усмехнулся майор. – Это блокнот, в котором убитая вела свои записи. Очень занимательное, кстати, чтиво. Вот, кое что из особенно мне понравившегося, - Пономарёв раскрыл блокнот и вслух зачитал. – «Он совсем обезумел. Сегодня я сказала ему, что это слишком далеко зашло, что стоит оставить Болецкого в покое, что это может убить его, но он ничего не хотел слушать. Олег сказал, что и остальными надо разобраться, что эта участь должна постичь всех…» Ну, и прочее-прочее-прочее.

- Погоди, как?! –воскликнул Давдыов и попытался выхватить тетрадь из рук Пономарёва, но тут же почувствовал, как его крепко схватили сзади.

- Это про тебя Олег, да, - сказал Пономарёв. – Она тут и фамилию твою называет, и про Юлю всё рассказала, и про всё-всё-всё…Ну, что, Олег, будет разговор?

- Да какой к чёрту…! – крикнул Давыдов. – Это же чушь! Чушь собачья! Я не знаю никакой девушки!

Пономарёв снова полез в карман пиджак и выудил оттуда фотокарточку.

- Уверен, что знаешь, - прокомментировал он, демонстрируя фото Давыдову.

На снимке была изображено лицо девушки. Голова её лежала на кровати, а глаза были закрыты, но Давыдов её узнал – это была Наташа.

- Но…но…, - только и смог выдавить он из себя.

- Я её сразу вспомнил, - произнёс Пономарёв. – Мы съездили в «Ташкент», там сказали, что в тот же самый вечер, ну…, - замялся майор. – ну, в общем, в тот вечер вы с ней сидели за столиком и выпивали. Официантка, которая вас обслуживала, сказала, что не запомнила бы вас, если бы на следующий день вы снова не были бы в ресторане.

- Но это была не она…эта была Ева, то есть Лина! – заорал Олег.

- Что ещё за Ева-Лина? – удивлённо нахмурился Пономарёв.

- Эта её подруга, то есть нет, не подруга, я не знаю, она так сказала…

- Стой-стой-стой, давай всё по порядку.

Давыдов рассказал о том, как познакомился с Линой, и как накануне вечером она приходила к нему.

- А что она хотела? – спросил Пономарёв.

- Я не знаю, - смутился Давыдов. – Она хотела отомстить за Юлю.

- А тебе-то за что?

- Не знаю! Она сказала, что я должен был ей помочь, сказала, что я должен был сообщить в милицию тогда…

- А ты сказал ей то, что мне вчера сказал? Что вспомнил о той истории слишком поздно?

- Да! Да! – Давыдову пришла в голову идея, как он может выкрутиться, ничего не рассказав о своём давнишнем проступке. – И она мне поверила.

- А-а, а потом?

- Потом она ушла. Она ушла. Я объяснил ей всё, и она ушла. Она рассказала мне, как расправилась с Болецким, как расправилась с Коревым…

- Вот, кстати, про Корева, - вдруг перебил Пономарёв. – Мы опросили соседей покойного. И знаешь, они говорили мне, что какой-то подозрительный тип был у них во дворе в день убийства. Сегодня я показал им твоё фото.

- Ну…ну…

- Там на полу в прихожей обнаружена кровь. Наши спецы сообщили, что она не принадлежит Кореву. И что-то мне подсказывает, что это твоя кровь, Олег?

Давыдов замолчал.

- Пытаешься ещё что-нибудь правдоподобное придумать? – ехидно поинтересовался Пономарёв.

- Я…я…Саша, да я там был, но я не убивал Корева. Я просто…

- Всё, хорош! – выругался Пономарёв. – Хорош! Мне это надоело. Я тебя, Олег, сюда привёл с одной только целью, посмотреть на твою реакцию. Ну, не верилось мне, что это ты сделал! До последнего не верилось!

- Так я этого и…

- Заткнись! Заткнись, Олег. Теперь я уже и сам не знаю. Ты сам-то в своей лжи не запутался?

- Я не лгу.

- Ты уже несколько раз это сделал. Я тебе не могу доверять.

- Просто…

- Я дам тебе один совет. Если ты это действительно сделал…

- Я этого…

- Замолчи. Если это действительно сделал ты, пиши чистуху. Срок за пятерых тебе грозит очень серьёзный. Ладно, веди его, Вань, - кивнул майор напарнику.

- Просто найди Женю, через неё ты выйдешь на эту Евангелину, ты сразу всё поймёшь! – орал Олег, пока Иван тащил его к выходу.

Пономарёв провожал приятеля взглядом.

*Продолжение следует*