Живая (продолжение) - *5*

На следующий день Давыдов даже позволил себе опоздать на работу, но едва он появился в офисе, как из своего кабинета высунулся Солосин и пригласил к себе. Уже по смущённому лицу шефа можно было определить, что он совершенно не ожидал использования Давыдовым подобных форм в написании статьи.

- Ты же сам говорил, что я слишком сухо преподношу новости, - заметил Олег, с улыбкой глядя на Игоря.

- Ну, это, конечно, так, но… на тебя это совсем не похоже.

- Видишь! – губы Давыдова расплылись ещё шире. – Расту под твоим чутким руководством.

- Спасибо большое за комплимент, - Солосин заелозил в кресле.

- Вообще-то, это лесть, - рассмеялся Давыдов.

- Всё равно приятно, - подыграл ему Солосин.

- Ну, раз тебе приятно, что не так?

- Слушай, - снова посерьёзнел Солосин. – Ты уверен, что хочешь опубликовать эту статью под своим именем?

- Не понял, - поледеневшим взглядом уставился Давыдов на шефа.

- Пойми, мне всё по нраву, - от Солосина не укрылась смена настроения Олега, посмотрев в глаза которому, он почувствовал, как по спине пробежали мурашки. – Ты сам знаешь, я обеими руками за подобное…, - Игорь Николаевич замялся, пытаясь подобрать верное слово. Ничего подходящего на ум не пришло и поэтому Солосин просто кивнул в сторону ноутбука, на мониторе которого красовалась работа Олега. – Но теперь, у тебя тут пляски на костях какие-то. Ты будто радуешься, что убийству этого Хлебникова.

- Ты вообще это полностью прочитал или отрывками? – возмущённо заговорил Давыдов. – Я же всё подробно изложил, все грешки этого депутатишки. Умер вор, хапуга и подонок. Если бы можно было прямо об этом написать, я бы так и сделал.

- Ты же сам себе противоречишь! – воскликнул Солосин, пытаясь придать собственному голосу уверенные нотки. – Ещё вчера ты говорил обратное, а сегодня…

- А сегодня, - Олег нетерпеливо подскочил со стула. – Я говорю то, что ты мне втолковал. Хотел почернее, вот! Получай!

Солосин умолк, внимательно глядя на Давыдова, который ещё никогда прежде не выглядел настолько озлобленным.

- Присядь, - тихо бросил Игорь Олегу, и, когда тот нехотя выполнил просьбу, спокойным тоном, каким обычно говорят с буйно помешанными, произнёс. – Я, Олег, что, тебя обидел как-то вчера? Так ты скажи.

- Нет, - мотнул головой Давыдов.

- А чё ты, ну, завёлся-то так?

- Всё нормально.

- Да я вижу, ага, - усмехнулся Солосин. - Скажешь тоже, нормально. Может, у тебя проблемы какие? Скажи мне, я пом…

- Короче, Игорь, - жёстко перебил шефа Олег. – Статья проходит? Даёшь добро?

Солосин тяжело выдохнул, но не произнёс ни слова.

- Иго-о-орь, - протянул Давыдов, когда пауза затянулась.

- Ладно-ладно, - раздражённо ответил Солосин. – Проходит. Скажу Свете, чтобы выложила на сайте и готовила в печать.

- Отлично, - сказал Олег и поднялся с места.

- Олег, - остановил его шеф, когда тот был уже на выходе из кабинета.

- Что ещё?

- Если тебе что-то понадобится, помощи, поговорить, ещё что-то, смело обращайся ко мне.

- Чёрт побери, - сморщил лицо Давыдов. – Может, хватит строить из себя сердобольного наставника? Со мной всё в порядке, ясно?

- Ясно, - буркнул обиженно Солосин. – Иди работай.

Наконец-то, добравшись до своего рабочего места, Олег включил компьютер.

- Неужто за опоздание наехал? – послышался рядом голос коллеги.

- Не, не наехал, - холодно отозвался Давыдов, даже не повернув головы. У него не было времени на то, чтобы обсуждать свои дела с собратьями-журналистами.

Олег открыл историю браузера и выбрал там несколько сайтов с именем Болецкий. Так он и просидел перед компьютером до конца рабочего дня, внимательно изучая одну за другой выданные страницы. Следом за Болецким Стасом Михайловичем, он также интересовался Коревым Николаем Алексеевичем и Симоновым Виктором Владиславовичем. В какой-то момент он даже нашёл фотографию, с которой весело глядела вся эта троица. На следующей были изображены только Симонов и Болецкий – судя по фону за их спинами, снимок был сделан в каком-то ресторане. Быстро щёлкая мышкой, Давыдов следил за сменяющимися фотографиями, пока не наткнулся на ту, на которой были запечатлены четверо мужчин: Корев, Болецкий, Симонов и Хлебников, обнимаясь, стояли в ряд и широко улыбались фотографу.

*Продолжение следует*