Красное Перо (спин-офф) - 2

Начало

- Господи, отец, неужели мы будем это терпеть? – воскликнул Майкл Андерсон, старший брат Гари, когда вся семья ужинала после похорон Тони Лероя.

Вообще-то мать нарекла первенца Микаэль, но остальные звали его более привычным для местных именем. Миссис Андерсон, славившаяся в Клейборне своей религиозностью, была совсем не против, в шутку говоря, что секретное имя станет для её сына оберегом. Её и саму-то в действительности звали Анна, а не Энни. Гари порой обижался, обдумывая это – у него-то никакого секретного имени не было.

Старший Андерсон, Йен, изобразил на лице разъярённую гримасу, но ничего не сказал. Губы его были плотно сжаты – казалось, ему с огромным трудом удаётся сдержать свой гнев, вызванный дерзостью сына.

- Прошу вас, - мягко произнесла мама Гари. – Только не за столом.

Мужчины принялись за еду, но напряжение не спадало. Гари не сводил глаз со своей тарелки. В ссоры между отцом и старшим братом, возникавшие всё чаще и чаще, он старался не вмешиваться. В какой-то момент Андерсон-старший отложил ложку и задумчиво посмотрел в окно.

- Не думай, Майкл, что я не чувствую того же, что и ты, - сказал он. – И не думай, что мне не жаль твоего друга Тони.

- Тебе жаль, папа, жаль?! – снова взорвался Майкл. – Что ж это всё меняет!

- Не перебивай меня, - резко оборвал сына Йен.

Дождавшись, когда Майкл успокоится, глава семейства продолжил:

- То, что произошло с Тони – ужасно и несправедливо, я это знаю. Так же, как это знаешь ты. Так же, как это знают все в городе, включая самого Шервуда.

- Так почему же мы ничего не делаем? – снова не выдержал Майкл.

- Потому что сила не нашей стороне, - ответил мистер Андерсон.

- Как же так? В Клейборне почти сотня жителей, а у шерифа всего с десяток помощников.

- Но у вторых патронов хватит на первых.

- Господи, папа! – разочарованно протянул Майкл и, обхватив голову руками, склонился над столом.

- Не поминай имя Господа всуе, - заметила миссис Андерсон, но её старший сын был слишком отвлечён беседой с отцом.

- А что если я достану оружие? – спросил он.

- Что? – мрачно посмотрел на сына Йен.

- Я достану оружие.

Андерсон-старший нахмурился. Казалось, с ним вот-вот случится припадок гнева, но он смог сдержать себя в очередной раз. Йен Андерсон вообще отличался завидным самообладанием. Он откинулся на спинку стула.

- Послушай, сынок, - спокойно произнёс он. – Я не буду пытаться разубедить тебя в том, что оружие тебе достать не удастся. Я не буду пытаться тебе объяснить, что, даже если ты и знаешь, где достать оружие, парни Шервуда прикончат тебя, прежде чем ты доберёшься до оружия...

- Но ты же сам сказал, что дело в ору…

- Нет, сынок, не только в этом. Если ты и достанешь оружие, горожане не возьмут его в руки. Они не пойдут с войной против банды Шервуда.

- Но почему?

Йен многозначительно посмотрел на Майкла.

- Они боятся, - ответил он и поморщился, словно только что выпил горькую пилюлю. – Они не хотят…

- Не хотят закончить так же, как и Тони Лерой, - закончил за отца Майкл, презрительно ухмыльнувшись.

- Нет, - помотал Андерсон-старший и обвёл взглядом обоих своих сыновей. - Они не хотят пережить того же, что сейчас переживает отец Тони.

- И ты тоже? – подал голос молчавший до этого Гари. – Тоже не хочешь этого? Ты боишься за нас?

- Конечно, - улыбнулся в ответ Йен.

- Я уже достаточно взрослый, чтобы самостоятельно нести ответственность за свою жизнь, - с вызовом бросил Майкл.

- Я тебя даже больше скажу, сынок, ты уже достаточно взрослый, чтобы нести ответственность за жизнь всех членов своей семьи. Если ты пойдёшь против шерифа, это коснётся всех нас. Любым способом, самым низким, он причинит тебе боль. Тим Шервуд принадлежит к тому типу людей, который не гнушаются никаких методов для достижения своей цели. Он способен на то, на что нормальные люди не способны – и дело даже не в его хитрости. Шервуд не знает жалости и пощады. Видя пред собой противника, он превращается в кровожадного зверя, который не остановится не перед чем, даже если ему понадобится вырезать всех людей на Земле. Он готов совершить такие чудовищные поступки, только мысль о которых любого благоразумного человека заставит испугаться самого себя.

- А если и я способен на это? – вдруг спросил Майкл. – Я заставлю чёртового Шервуда страдать. Я убью всех, кого он любит, утоплю их в крови. Взять хотя бы его подстилку Кэнди из салуна, я отправлю её Шервуду по кускам, и тогда бояться будет уже он…

Миссис Андерсон испуганно всплеснула руками.

- Майкл, что ты говоришь такое?! Ушам своим поверить не могу!

Йен встал из-за стола и, подойдя к супруге, нежно коснулся её плеча. Энни, хоть и умолкла, продолжала взволнованно потирать шею, словно пережила приступ удушья. Слова старшего сына больно ранили её богобоязненное сердце.

- Если ты способен на это, - наконец, произнёс Андерсон-старший, внимательно глядя на Майкла. – Тебе стоит не бороться с Шервудом, а записаться в его банду. Если ты способен на ЭТО, - веско повторил он. - То ты Шервуду не противник, а союзник.

Майкл пристыженно опустил свой взгляд.

- Ну, и тем более, - продолжил Йен - Я сильно сомневаюсь в том, что на свете есть хоть один человек, которого Тим Шервуд любит, или, во всяком случае, любит по-настоящему. Ему нечего терять, нечего. А тебе есть, что терять, парень?

Майкл совсем сник. Из его глаз пару капель упали на стол.

- Ладно, Энни, - сказал мистер Андерсон, не дождавшись ответа от сына. – Я отправляюсь спать. Вы, парни, доедайте побыстрее, допоздна не засиживайтесь, завтра у нас много работы.

С этими словами Йен отправился в спальню.

- Я уже наелся, - Майкл отодвинул от себя тарелку и встал из-за стола.

- Спокойной ночи, сынок, - сказала ему уже в спину миссис Андерсон.

- Спокойной ночи, - отозвался тот, выходя с кухни.

- Ну, а ты наелся? – нежно посмотрела на младшего сына Энни.

- Да, мам. Спасибо. Помочь тебе с уборкой?

- Нет, спасибо. Но если ты правда хочешь мне помочь, у меня есть к тебе поручение?

- Какое, ма?

Миссис Андерсон поднялась и подошла к шкафу. Скоро она достала оттуда тряпичный свёрток.

- Вот, - сказала она, передавая свёрток Гари. – Сбегай к мистеру Куперу, отнеси ему это. Только чур никому ни слова.

Мама нередко просила Гари о подобном. Да и сам мальчик любил проводить время в доме мистера Купера. Старик был очень интересным рассказчиком и знал тысячи историй о разных местах на земном шаре. Андерсон-старший увлечением Гари был не очень доволен – мало кому понравится, что его ребёнок общается с презираемым всеми жителями человеком – но он, привыкший к доброте своей супруги, не препятствовал встречам младшего сына с Купером.

- А что там, ма? – спросил Гари.

- Небольшой подарок для мистера Купера, пирог и бутылочка отцовского самогона. Уверена, ему сейчас не повредит немного внимания со стороны. Смерть бедного Тони заставила жителей города вспомнить о мистере Купере. Я хочу, чтобы он знал, что не все в Клайборне ненавидят его.

- Ма-ам, - вопросительно протянул Гари.

- Что, дорогой?

- Разве мистер Купер виноват, что Тони застрелили?

- Нет, дорогой, нет.

- Тогда почему, каждый раз, как что-нибудь плохое случается, все проклинают его?

- Потому что однажды он совершил очень большую ошибку.

- Какую?

- Я не могу тебе сказать, милый. Он ведь сам тебе не рассказывал?

- Нет.

- Ну, вот поэтому и я не стану. Не хочу выдавать чужие секреты.

- Но я могу спросить об этом у любого в городе, и мне ответят.

- Так почему же ещё не спросил? – нежно посмотрела миссис Андерсон на своего сына. Как же он не похож на Майкла, подумала она. В её первенце было столько страсти, столько энергии, что порой чувства других он попросту не замечал. Гари же, напротив, рос очень внимательным и, можно сказать, деликатным по отношению к окружающим людям ребёнком. Он даже не решался нарушить тайны старого мистера Купера – которая в Клейборне и не считалась-то тайной.

- Ну-у, - засмущался Гари. В отличии от матери, он не знал ответ на её вопрос.

- Ступай, милый, ступай, - улыбнулась миссис Андерсон. - Передай от меня привет мистеру Куперу.

Гари, всё ещё пребывая в задумчивости, отправился в дом мистера Купера.