Продавец

Довелось мне, ещё будучи первокурсником, как-то в магазине на кассе поработать. В обычном таком продуктовом магазине. Причём нанимал меня туда Лёха, сам же там продавцом и работавший – владелец ему это дело доверил. Лёха – простой мужик сорока лет, по собственному же признанию, алкоголик в завязке – к тому времени уже долго в одного работал по восемь часов. Раньше его всё устраивало – платили-то больше - а тут личная жизнь образовалась, вот Лёха и обратился к боссу по поводу пополнения штата. Тот дал добро, но с условием, что все проблемы с подбором сменщика сам Лёха на себя и возьмёт. Так я и заступил на свою скромную должность. Проработал я там, к слову, недолго. Уволился я меньше, чем через пару месяцев. Вообще-то я не сам ушёл, а Лёха меня, что называется «попросил». Нет-нет, ничего плохого я не делал - обязанности свои выполнял ответственно. Официальной причины мне так и не назвали. Впрочем, кое-какие догадки у меня были. Об одной из них и пойдёт речь.

Был у нас один постоянный клиент. Мужчина на вид лет тридцати заезжал почти каждый будний день и всегда часиков в одиннадцать вечера. В солидном костюмчике, вежливый всегда такой, но приметил я его не поэтому. На шее у него было родимое пятно – большое пятно, до самого подбородка. И ещё заказывал всегда одно и то же пиво, местного завода.

И вот как-то раз этот самый мужчина в магазин пожаловал. Того, говорит, мне, этого, и я туда-сюда хожу да в пакет ему всё укладываю. Всё размеренно, всё как обычно. Да вот только у кассы я немного запарился, куда чего ткнуть. Стою у этой машины и кляну свою косорукость. И неожиданно мужчина мне подсказывает. Вы, говорит, сначала сюда нажмите, теперь сюда. Аппарат выдавил из себя чек.

- А вы, - заметил я очевидное, обращаясь к мужчине. – Разбираетесь.

- Да, - ответил он. – Я и сам, в своё время, в магазине немало поработал.

- Ничего себе, - сказал я. – Никогда б не подумал, что вы по то сторону прилавка бывали.

Сказал, а сам задним умом понимаю, что чушь ляпнул. Мало того, что свою работу в глазах человека принизил, так и ещё и человека, возможно, своим недоверием, вызванным предрассудками по поводу его шмоток, обидел. Но беспокойство о первом было на моей совести, а о втором оказалось напрасным. Мужчина улыбнулся и сказал:

- Да-да, бывал. Ещё до армии.

Так беседа и завязалась.

- Отец у меня, - рассказывал мужчина. – Такой же магазин у нас в деревне держал. Вот я там и помогал ему. Каждый день покупателей встречал.

- Весело, наверное, было, - произнёс я, и мужчина как-то сразу погрустнел.

- Не особо, - признался он. – Если честно, я эту работу терпеть не мог. Всё мечтал, что уеду в большой город и там стану врачом. Буду людей лечить, жизни спасать. Отец только посмеивался. Куда, говорит, тебе в большой город? Мол, тебе что, здесь работы нет? Вроде как, он – продавец, и я буду продавцом. А магазин, стало быть, семейное дело. Э-эх, - вздохнул тяжко. – В армию даже когда меня провожал, всё шутил, сынок, как вернёшься, сразу тебя главным сделаю». А ему в ответ говорю, что в гробу я видал его магазин. Так и уехал. А как дембельнулся, даже в деревню возвращаться не стал. Дело в мае было, так что я чуть ли не с самого вокзала пошёл подавать документы в институт. В Академию, точнее, Медицинскую.

- Так вы врач? – поинтересовался я. – Исполнили всё-таки свою мечту.

- Не-е, - протянул мужчина. – Попёрли меня со второго курса. Я собственно и не расстроился особо. Понял уже, что медицина – это не моё.

- Прав был, стало быть, ваш отец, - заметил я.

- Прав.

- Ох, он, наверное, любит вам это припоминать, - усмехнулся я, представляя себе, как его папа подтрунивает над сыном.

А мужчина замолк на секунду и, улыбнувшись грустно, сказал:

- Был бы жив, припомнил бы, - губы его растянулись ещё шире, а глаза чуть заискрились. – Каждый день бы припоминал.

На этой печальной ноте мы попрощались. Мужчина взял свой пакет с продуктами и ушёл.

А приблизительно неделю спустя я про этот случай Лёхе рассказал.

- С родинкой, говоришь? – задумчиво уточнил он.

- Ну да, - говорю.

- Вот тут? – Лёха провёл ладонью по шее.

- Ага, - ответил я.

- Так то ж это - Сергей Викторович.

- Какой ещё Сергей Викторович? – не сразу понял я.

- Ну, хозяин.

- Магазина нашего хозяин? – удивился я.

- Ну, - кивнул Лёха. – И нашего тоже. У него их вроде аж целых три. И ларьки ещё, кажется.

«Ничего себе», - подумал я. – «С шефом познакомился».

Вот, собственно, и вся моя так называемая догадка по поводу увольнения, ведь через неделю тот же Лёха меня рассчитал и попрощался. Наверное, зря я в рабочее время с покупателями болтал.