Шарик (продолжение 2)

23.07.2017

И всё опять вернулось в привычное русло. Я закупался у Мотяги по оптовой цене, но курил теперь только один.

Однажды после смены ребята с работы – приятелей в общаге, как ни странно, у меня поубавилось с тех пор, как я перестал угощать их травой – предложили мне попить пивка. Мы приговорили уже по пятой бутылке, когда один из них заметил, что неплохо было бы курнуть. У меня был при себе пакет, но я хорошо помнил о нашей договорённости с Мотягой. С другой стороны, курнуть хотелось. Я сказал ребятам, что мы могли бы раскурить пакет, если они скинуться по деньгам. Те охотно согласились. Домой я вернулся поздно вечером и сразу вручил Мотяге деньги.

- Ну, вот, - обрадовался Мотяга. – Видишь, как это легко? И покурил, и при деньгах остался.

С тех пор я начал часто так делать. Я собирал приятелей по пять-шесть человек, вместе мы скидывались меньше, чем по полтиннику, а вечером я отдавал деньги Мотяге. Я не пытался на этом заработать, я просто оставался при своих.

Накануне какого-то праздника ко мне подошёл парень с моего потока, Саша. Он хотел купить у меня травы. Саша тоже жил в общаге, но со мной почти не общался. У них была своя тусовка, и, скажу я вам, эта тусовка была повеселей моей. Хотя бы потому, что с ними зависали девушки. Саша спросил у меня, сколько стоит один пакет, и я сказал, что я не торгую, что я могу только достать.

- Ну, и за сколько ты сможешь достать? – уточнил Саша.

- Да как обычно, за двести.

- Ок. Сможешь пять достать?

- Пять? Ну, да, конечно.

- Лады. Завтра тогда подгребай ко мне в пятьсот восьмую комнату, часикам к семи.

- Хорошо. А деньги?

- Так завтра и отдам, - уже уходя, ответил Саша.

Я собирался тем же вечером закупиться у Мотяги, но тысячи у меня не было. Поэтому я обратился к нему на следующий день. Он слегка напрягся из-за объёма – раньше я всегда брал только по пакету – и из-за того, что деньги я пообещал занести потом, но всё-таки выдал мне ровно пять.

Без пятнадцати шесть я уже стучал в дверь пятьсот восьмой комнаты. Там громко играла музыка, и меня, видимо, не сразу услышали. Дверь открыл какой-то незнакомы бугай. Наверное, он был не из общаги, судя по возрасту, даже не из института. В небольшой комнате Саши умещалось четыре человека, не считая меня. Двое парней и две девушки.

- Девчонки, - сказал Саша, увидев меня. – Сходите на балкон пока.

Те, весело щебеча, удалились.

- Принёс? – спросил Саша.

- Конечно, - я вытащил из кармана пять бумажных свёртков. – Как договаривались. С тебя тысяча.

- Погоди, - поднял руку Саша. – Сначала проверим.

- Как хочешь, - меня такая дотошность только повеселила. Подумаешь, пять пакетов травы, а Саша себя ведёт так, словно мы тут сделку века проворачиваем.

Саша поочередно развернул все пакеты. Ясное дело, на вид всё было в порядке. Саша коротко глянул на бугая - тот довольно ухмылялся – и обратился ко мне:

- С нами покуришь?

- Да не, - замялся я. – Мне ещё надо деньги вернуть.

- Ты не на свои что ли покупал? – удивился Саша.

- Не, у меня штуки нет, а зарплата нескоро ещё.

Бугай от этих слов залыбился ещё шире – наверное, для него штука вообще не деньги.

- Ясно, - кивнул Саша. – Но всё равно, айда с нами дунем. А то как-то нехорошо получается.

- В смысле?

- Ну, как-то, - замялся Саша. – Будто ты барыга. Пришёл-отдал-ушёл. Ты ведь не барыга?

- Нет, конечно, - меня, если честно, этот вопрос даже оскорбил, - Ты меня просто попросил, а я…

- Вот-вот, я тебя об услуге попросил, и ты мен помог. Давай я тебе отплачу.

- Как?

- Ну, накурю тебя.

Слово за слово, и я, пусть и с неохотой, согласился. Девочки присоединились к нам. Мы сделали по два напаса. Девчонок пробрало просто отлично. Если честно, я тогда впервые видел накуренных девушек, и они мне определённо нравились. Уходить не хотелось, но я вспомнил про Мотягу.

-Слушай, Саш, - обратился я к хозяину комнаты. – Спасибо, конечно, но мне пора. Меня люди ждут.

- Ладно-ладно, - улыбнулся Саша. – Давай, конечно.

Я подошёл к двери, одел свои шлёпки и повернулся к Саше. Тот молча смотрел на меня. Наконец, я не выдержал:

- Саш, деньги?

- Ах, да, точно, - засуетился Саша. Порылся в карманах и протянул мне две сотни. – На.

- Погоди, - улыбнулся я. – Ты мне штуку должен.

- Штуку? Какую штуку? – деланно изумился Саша и поглядел на бугая, чья ухмылочка уже изрядно меня раздражала.

- Я ведь принёс тебе пять пакетов, с тебя…

- Какие пять пакетов? – продолжал свою игру Саша.

- Да вот же на сто…

Но на столе уже ничего не было. Впрочем, такими штучками меня было не переубедить в собственной правоте. Как оказалось, эти двое и не собирались меня переубеждать.

- Саша, чё за приколы? Это уже не смешно.

В это момент бугай резко приблизился ко мне и сильно дернул меня за шиворот.

- Ты чё, хуйло, - пробасил бугай. – Попутал?

- Да вы чё? – только и успел я сказать прежде, чем чей-то кулак – наверняка, бугая – влетел мне в лицо.

- Слышь, барыга, - продолжал бугай. – Ты мне не чокай, я тебе чокалку-то и расшибить могу. Ты, бля, на кого наезжаешь? Тебе же сказали, забирай двести рублей и пиздуй.

- Вы мне тысячу…

Снова удар.

- Завали, сучара!

- Ребята, хватит! – испуганно крикнула одна девушка.

- Вован, в натуре, хорош, - обратился Саша к бугаю. – Парнишка уже всё понял.

Саша подошёл к нам, убрал руку бугая и, подняв мою голову, посмотрел мне в глаза:

- Ты ведь понял, да? – улыбнувшись, ласковым голосом спросил он.

- Понял, - сквозь зубы процедил я.

- Ну, вот и иди себе по-хорошему, - Саша одной рукой открыл дверь, а другой вытолкнул меня из комнаты.

Когда дверь захлопнулась, я еле нашёл в себе самообладание, чтобы не начать колотить в неё от злости. Вместо этого, я отправился к себе. Мотяга, увидев меня, присвистнул:

- Неплохо тебе двинули, а?

Я молча прошёл в ванную, чтобы смыть кровь с лица. Мотяга заглянул туда и участливо поинтересовался:

- Кинули тебя, ага?

- Не волнуйся, Мотяга, деньги будут.

- Чё, из своего кармана будешь платить?

- Ну, тебе ведь от этого никакой разницы? – улыбнулся я, уже зная, что буду делать.

- Ну, мне-то, может, и всё равно. Но вот тебе мой совет, не совет даже, так, личное наблюдение: стерпишь один раз, быть тебе терпилой. У нас тут в общаге замкнутое сообщество, скоро все будут знать, что тебя можно с легкостью кинуть.

- Не волнуйся, скоро они ещё кое-что узнают.

Я отодвинул Мотягу от прохода, в комнате открутил ножку с табуретки и вышел в коридор.

За дверью пятьсот восьмой слышался девичий голос: «Ну, нельзя же так, мальчики».

Я постучал в дверь. Едва она открылась, я резким толчком просунул своё оружие в образовавшийся просвет первому попавшемуся в голову. Мне повезло, это был Вован. Он отстранился от двери. Я, пройдя внутрь, сходу пробил бугаю с ноги в живот. Вован согнулся на полу. Саша за это время даже с кровати встать не успел. Девушки визжали, поэтому я прикрикнул на них:

- А, ну, заткнитесь!

Я замахнулся ножкой на Сашу, но тот лишь укрылся рукой и закричал:

- Не надо!

Бить его очень хотелось, но я почему-то испугался себя в этот момент.

- С тебя ещё восемьсот рублей, помнишь?

- Да-да-да, - затараторил Саша. – Там, в куртке, на двери.

Я обернулся туда, куда Саша показывал рукой, и тут же получил мощный удар в поясницу и следом за ним в затылок. Я свалился на пол рядом с Вованом. Саша навис надо мной и колотил, стараясь попасть по голове. И если сначала я ещё мог уворачиваться, то, когда бугай пришёл в себя, это уже не представлялось возможным. Вован схватил меня за руки и прижал к полу, потому удары Саши достигали свое цели. Через секунд, наверное, десять, я вообще перестал сопротивляться. Мои противники же останавливаться не собирались. «Убьют же! Убьют!» - мелькнула в моей голове мысль, когда дверь в комнату, я это услышал, вдруг распахнулась. Удары прекратились, но в комнате началась какая-то возня. Когда шум наконец стих, кто-то аккуратно развернул меня на спуину и легонько похлопал по щекам. Это был Мотяга.

- Ну, чё, боец? – весело произнёс он. – Отвоевали мы твои денежки.

Он бережно уложил меня на кровать. Девушек, кажется, уже не было в комнате. Я огляделся и увидел, что Вован лежит на полу без сознания, а Саша пытается подняться возле подоконника. Мотяга заметил телодвижения второго и, резко подскочив к нему, хлопнул его раскрытой ладонью по затылку. Потом снял со своей ноги шлёпанец и стал лупасить им Сашу по голове, приговаривая:

- Где деньги, пидарас? Где деньги? Где деньги?

Саша показывал рукой на всю ту же куртку, пытался что-то сказать, но Мотяга не обращал внимания. В какой-то момент в комнату заглянули. Это был один из студентов:

- У вас чё тут за шум целы…? – попытался возмутиться он.

- Дверь, бля, захлопни! – прервал его Мотяга, и тот покорно закрыл дверь.

Визит соседей, видимо, привёл Мотягу в чувство. Он подошёл к двери, порылся в куртке Саши, достал оттуда чёрный кожанный бумажник и вытащил две тысячные купюры.

- Ещё одна – за моральную компенсацию, - заявил Мотяга.

Потом он подошёл ко мне, всё так же бережно поднял меня с кровати и повёл домой. По дороге он поинтересовался, не тошнит ли меня. Я помотал головой.

- Это хорошо. Значит, сотрясения нет. Хотя хер его знает, я вообще-то не врач.

Я засмеялся.

- Ты чего? – удивился Мотяга. – Видать, сильно тебя по голове пришибли.

Я лежал на своей кровати, уже умытый и компрессом на голове, когда Мотяга снова обратился ко мне:

- Ну, что? Поздравляю тебя с боевым крещением!

- Крещением?

- Ага. Такая херня случается со всеми, кто баньщит травой.

- Но я не…

- Да-да, ты не баньщишь. Но теперь в общаге все будут думать иначе. Да и ты сам посуди, ты ведь уже давно толкаешь людям травку, только вместо денег ты получаешь долю травы. Так что, ты баньчишь, - Мотяга улыбнулся. – Просто не за деньги. Но, конечно, за такие дела как сегодня я с тобой одной травкой не рассчитаюсь. На, - положил он тысячерублёвую купюру на мою тумбу. – Твои, заслужил.

- Вообще-то, - заметил я. – Эта штука всё-таки твоя. Я ведь тебе эти проблемы создал. А ты меня даже выручил. Получается, это я перед тобой в долгу.

- Да не, - засмущался Мотяга. – На самом деле, это мой косяк. Я-то сразу понял, что дело нечисто, когда ты за пятью пакетами травы пришёл. Надо было уже тогда тебя обо всё расспросить, но я чё-то затупил. А ты ведь сам ни хера не шаришь. Ну, ничего, - сказал Мотяга, поднимаясь с кровати и идя к своей. – Теперь я буду за тобой приглядывать повнимательнее.

- Эй, Мотяга, - сказал я.

- Чего? – обернулся Мотяга.

- Всё равно спасибо тебе.

- Да ничего, - улыбнулся он. – Сочтёмся.

*Продолжение следует*