Шарик (продолжение 5)

23.07.2017

Отпускные дни в связи со встречей Нового года должны были длиться аж до десятого января. В ночь с тридцатого декабря по тридцать первое – то есть с пятницы на субботу – должен был стартовать праздничные марафон. Это означало, что в течении минимум десяти дней дискотеки города будут заполнены людьми. Оптовая цена амфетамина составляла на тот момент шестьсот рублей, так мы и закупались до этого. Но Мотяга говорил, что при объёме в тысячу таблеток оптовики готовы были давать скидку, снижая стоимость до пяти сотен. Скинувшись по пятьсот тысяч рублей, мы могли бы приобрести две тысячи штук. Да, для их распространения нам пришлось бы постараться как следует, но задача не выглядела невыполнимой. За летний сезон я приноровился, и теперь каждый из нас двоих вполне мог бы выдержать планку в сто таблеток за один заход. Тем более, что я предлагал каждому из нас работать по отдельности и в разных клубах, чтобы не отбивать друг у друга покупателей. В итоге мы могли бы заработать по миллиону рублей каждый, удвоить наши вложения. Всего за десять дней. Точнее, ночей.

- Да ты охуел! – это была первая реакция Мотяги.

- Даже не смей со мной это обсуждать! – это была его вторая реакция.

- Чувак, у нас всё равно ничего не выйдет! – это была его третья реакция, и это было хорошим знаком. Значит, единственное, что останавливало Мотягу, это вероятность неудачи.

В конце концов, Мотяга согласился. К счастью, он ещё не успел потратить все свои деньги, у нас был один миллион на двоих. Следующие два месяца мы готовились к предстоящему делу. Вызванивали знакомых клубных завсегдатаев, составляли план маршрута по барам и дискотекам, определялись со сроками закупки. С последним оказалось труднее всего. По словам Мотяги, оптовики могли счесть закупку такого объёма подозрительной, их надо было предупредить заранее. Но его волнения, кажется, были напрасны. Мотяге дали добро. Теперь проблема заключалась в доставке. Спортивная сумка, в которой планировалось транспортировать товар, конечно, выглядела бы гораздо подозрительнее, чем рюкзак, с которым раньше Мотяга отправлялся на закупку. Я предложил ему отправиться на закупку вдвоём, намекая на том, что, если мы собирались поделить прибыль пополам, то и обязанности следовало разделить. На это Мотяга резонно заметил, что его риск я компенсировал тем, что всё и придумал. В начале декабря Мотяга отправился за скоростями. За эти два дня я места себе не находил, подкуривался травой, и уже по сложившейся привычке это время со мной в комнате проводил Игорь. Если честно, его нытьё меня уже порядком достало. Но что-то не давало мне послать его куда подальше. Тем более, именно от него я узнал, что Миша тоже что-то планирует на новогодние праздники. Миша совсем не смущался обсуждать свои дела при Игоре, и поэтому тот смог всё мне рассказать. Я только расхохотался, когда услышал, что Миша собирается толкнуть «аж целых пятьсот таблов».

Как и ожидалось, Мотяга прибыл в воскресение. Осматривая тяжеловесную сумку, мы решили, что её в общаге хранить нельзя. Было решено арендовать на месяц квартиру – благо, деньги на это имелись. К слову, найти подходящее место было не так-то просто: то слишком короткий срок аренды не устраивал хозяев, то предстоящие праздники наводили подозрения, что мы собираемся устроить здесь у них студенческий шабаш – но в десятых числах месяца нам всё же удалось снять подходящее жильё недалеко от общаги. По случаю перевоза амфетамина, мы решили также перевезти и большую часть имевшегося запаса травки и гашиша, которых к тому времени было не так-то и много. Но, как говорится, бережённого бог бережёт. В то же время, памятуя об опыте стычки с конкурентами, я предложил Мотяге подтянуть двух своих бегунков из тех, что покрепче. Это оказалось проще всего – двадцать штук только за то, чтобы кататься по клубам десять дней, выглядели очень привлекательно. На случай херни, как выразился Мотяга, парней ждал бонус ещё в пять штук. Аренда квартиры, наём охранников, дополнительные расходы - чем меньше времени оставалось до Нового года, тем меньше становилась ожидаемая прибыль. Но нас это не сильно печалило. Да и отступать было поздно – приближался Час Икс.

Вплоть до восьмого января дело шло на одном дыхании: мы с Матягой параллельно мотались по клубам в сопровождении своих ребят, систематически затаривались таблетками на хате. Я был порядком измотан, но доволен тем, что план мы выполняли и даже перевыполняли. Это не могло не воодушевлять. Но, как это обычно и бывает, херня случилась в последний момент.

Мы с моим, если можно так выразиться, телохранителем Кирюхой вертелись в зале одного из самых потенциально выгодных для нашего дела клуба. Музыка там, скажу я, была просто убийственной для моего слуха. Бит отбивался с такой скоростью, что я невольно представил ди-джея в роли шамана, который отбивал такт по барабанам в попытке вызвать древних духов. Судя по дёрганным движения танцующих, возможно, так оно и было. Я же в своём воображении был неким помощником жреца, который открывал людям дверь в их подсознании. Мои мысли прервал телефонный звонок. По дороге до туалета – единственное место, где не было шумно – я посмотрел на дисплей. Вызов шёл от Мотяги.

- Где бы ты ни был, убирайся оттуда, - вкрадчивым голосом сообщил мне он. – Встретимся возле хаты. У подъезда.

До назначенного места я добирался, пытаясь скрыть от Кирюхи своё волнение. Ему я естественно ничего не сказал – не хотел нервировать пацана. К подъезду сразу подходить не стали. Когда показались две тени, в которых угадывались наши компаньоны, я вручил оставшиеся таблетки Кирюхе со словами: «Если что, рви когти», - и двинулся в их сторону.

- А где Кирюха? – взволнованным голосом спросил Мотяга.

- Ща подойдёт, - как можно более небрежно ответил я.

- Короче, братан, палево вышло.

И Мотяга рассказал мне, что произошло. Они были в «Анубисе», когда в зале поднялась шумиха. Мотяга рисковать не стал и, кивнув сопровождающему, двинулся к выходу. Охранник у дверей сообщил, что задержали какого-то парня с десятью таблетками. Мотяга понял о ком речь, ведь за минут пятнадцать до этого он толкнул какому-то типу как раз десять таблеток. Также охранник сообщил, что ему велено никого не выпускать. Мотяга аккуратно пальнул ему тысячную купюру:

- Но мне надо выйти, - сказал он, даже не надеясь на удачу.

Охранник сверкнул взглядом, подозвал своего помощника и шепнул ему что-то на ухо. Тот кивком головы позвал Мотягу за собой. Когда охранник довёл Мотягу до черного хода, тот на радостях вручил ему две тысячи. Беда обошла нас стороной.

- Дело швах, - подытожил свой рассказ Мотяга.

- Сколько у тебя осталось? – спросил у него я.

- Девятнадцать.

- А там, - я указал рукой на дверь подъезда.

- Там чисто, чувак. Сегодня мы забрали последнее.

- Твои девятнадцать плюс мои четырнадцать выходит тридцать три. Ничего, спишем на погрешность. Переждём и без горячки и особой движухи толкнём.

- Толкнём? – опешил Мотяга. – Ты умом что ли тронулся? Нам надо избавиться от этой херни.

- Избавиться? Зачем?

- Затем, блять. Ты хочешь, чтобы нас повязали.

Я объяснил Мотяге, что вязать нас будет не с чего. Ни в одном из клубов, где мы тусовали, нас по именам никто не знал. Даже если тот неудачник расколется, он не сможет показать пальцем ни на кого конкретного. Прозвище Мотяга, пусть и производное от фамилии, в расчёт брать не стоит.

- Так что не кипиши, - сказал я Мотяге. – Давай с ребятами рассчитаемся и потолкуем.

Я махнул Кирюхе рукой и, когда тот подошёл, мы выдали пацанам по двадцать пять штук. Премии они, конечно, не заслужили, но я хотел мотивировать пацанов на будущее. Наконец, мы остались с Мотягой наедине.

По моим разумениям, мы неплохо поработали. Без учёта того, что мы не успели продать, мы наварились примерно на три сотни тысяч. Да, итоговая прибыль оказалась существенно ниже ожидаемой. Но таковы правила бизнеса - к этому стоит привыкнуть. Я предложил Матюге торгануть «скоростями» тихо и не привлекая внимания. Конечно, уже без разъездов по клубам. Но у нас был целая толпа клиентов в общаге. Да, за то время пока мы занимались подготовкой к новогодней акции, покупателей у нас поубавилось – кое-кто в общаге даже поговаривал, что мы вообще завязали с торговлей. Но я знал, как разобраться с этой проблемой.

- Самое главное, - сказал я Мотяге. – Накопить побольше денег до летнего сезона. Если мы смогли за десять дней продать почти тысячу таблеток, представь, сколько мы сможем заработать за сорок два дня выходных от мая и до сентября? Точнее, за сорок две ночи.

- Да ты охуел! – воскликнул Мотяга. Это была его первая реакция.

*Продолжение следует*