Шарик (продолжение 7)

23.07.2017

- Ну, договорились? – Рамис протянул мне свою ладонь.

- Договорились, - ответил я на рукопожатие.

Первым делом, когда мы добрались до хаты с сумками, полными «колёс», я поинтересовался у Мотяги, на кой хрен он пропадал на несколько дней, если оптовики находились с нами в одном городе.

- Ну, типа следы запутывал, - смущённо ответил он.

- Интересно, как?

- В пятницу ехал к знакомой тёлке и тусил у неё до воскресения, днём закупался у братьев и возвращался домой.

- Пиздец из тебя конспиролог. Ладно, надо обзвонить ребят. Скоро будет много работы.

Приближалось пятое мая, первая пятница месяца. Мы были готовы на все сто. Я мысленно подсчитывал ожидаемую прибыли снова и снова, подстёгивая себя. Фраза: «И лучше бы вам не облажаться», - сказанная на прощание Равилем тоже существенно мотивировала. Работать было решено по одиночке, но в сопровождении как и в прошлый раз. Меня немного напрягало, что в деле замешано столько народу, но что поделать – безопасность прежде всего. Мы встретились во дворе нашего схрона – кроме нас с Мотыгой, мы никого туда не пускали – разделили меж собой по сотне таблеток на пару и, пожелав друг другу удачи, разъехались по своим маршрутам. Тем вечером, стоя в очереди в первый клуб, я трясся от возбуждения, но уже, конечно, не от страха как в самый первый раз, а от ожидания предстоящей гонки. И она началась.

Мы курсировали по городу словно бешенные собаки. Посетить три-четыре клуба за одну ночь было минимальной задачей. Если приходилось пересечься в одном месте, мы лишь улыбались. Мы почти не мешали друг другу – «скорости» шли на ура. Да, без стычек не обходилось, но заминались они как правило очень быстро. Один раз я заметил, что Мотяга слегка прихрамывает. Он сказал, что пришлось сцепиться с каким-то козлами, и один двинул Мотяге в колено. Но то был единичный случай. Как позже мне дал понять Рамис, в городе знали с кем мы работаем. С одной стороны это существенно облегчало нашу деятельность, с другой – такая известность меня слегка напрягала. В те дни стоило мне услышать что-нибудь в духе «хачи заполняют город наркотой», я только усмехался. Мне и раньше казалась не слишком правдоподобной такая постановка, но теперь я просекал побольше. Дело в том, что чёрным не так-то и просто в этом бизнесе. Их шмонали чуть ли не каждом углу улицу, каждый встречный мент сулил им серьёзные неприятности, а значит торговать напрямую они не могли. Поэтому им приходилось сотрудничать с такими людьми, как я и Мотяга – людьми самой обычной славянской внешности. Так что, это был серьёзный вопрос: кто заполняет город наркотой? Как любил приговаривать Мотяга, посмеиваясь, люди, повязанные в наших делах, вообще наиболее толерантные. В любом случае, тридцатого мая мы уже готовы были отдать братьям вторую часть долга. Мы могли рассчитаться ещё и сверху, но я решил не торопить события, деньги могли нам пригодиться. Июнь вообще пролетел незаметно, но видно было, что ребята постепенно выбиваются из сил. Особенно сильно расслабились сопровождающие. Учитывая характер их работы, не трудно было понять насколько их манило желание выпить, а то и курнуть. И если мы с Мотягой могли повлиять на своих страховщиков, то из Кирюхи и Вовчика управленцы выходили не какие. Боясь, что беда может прийти с этой стороны, я кинул ребятам аванс, надеясь их мотивировать. Но и это не сильно помогло. Надо было поскорее заканчивать, пока пацаны совсем не расклеились. Да и сам я порядком подустал от всей этой движухи. Как бы то ни было, к концу июля мы в очередной выдали братьям их миллион с лишним, и долг уже составлял каких-то два с половиной миллиона. Мотяга тогда настаивал, отдать им оставшееся из нашей доли, но я предпочёл не торопиться и оставить деньги на экстренный случай. Я уже понимал, что по закону подлости, херня просто обязана случиться. И я оказался прав, херня случилась. Но и Мотяга был прав, надо было рассчитаться с братьями, когда была такая возможность.

В ночь с девятнадцатого по двадцатое августа я был уже ставшем мне родным «Анубисе», когда мне позвонил Мотяга.

- Братан, лажа случилась. Диму замели, - скала он торопливо.

Димой звали чувака, который сопровождал Мотягу. На чём его могли замести, я не представлял, но сразу обзвонил всех ребят и дал им отбой. Договорились встретиться возле хаты – моя ошибка. Мы с Мотягой пересеклись недалеко от схрона, и пока шли до назначенного для встречи с остальными места, он рассказал мне про Диму. Пацан был толковый, и чуть ли не с первых же дней попросил у Мотяги разрешения слегка суетнуться на продажах. Мотяга, естественно, отказал ему, но после того случая, когда ему выбили ногу, понял, что помощь будет весьма кстати. Так они с Димой в паре и работали, а сегодня на их точку нагрянули менты. На Диму показали сразу несколько клиентов и даже просто левых посетителей клуба – чувак вообще не шифровался, а Мотяга не просёк.

На подходе к дому мы услышали подозрительный шум. Звуки возни у подъезда дали ясно мне понять, насколько я накосячил, назначив встречу у схрона – конечно же, Дима сдал адрес. Мы с Мотягой поспешили убраться. Я надеялся, что мусора хотя бы не смогут найти квартиру, ведь там у нас хранились и оставшийся товар, и деньги. Но и здесь меня ждало разочарование.

- В тот раз, когда мне ногу шибануло, - замявшись, сообщил мне Мотяга. – Дима мне помог до хаты подняться.

- Пиздец! – как ещё я мог отреагировать.

В общагу, ясное дело, идти было нельзя. Дима, да и остальные, наверняка уже выложили о нас всё, что знают. Но, если честно, я не столько боялся угодить за решётку, сколько попасться в лапы братьям. На руках у нас было тысяч по пятьдесят, но вряд ли нас не стали бы искать по гостиницам города. Решено было двигать к той тёлке, у которой во время закупок квартировался Мотяга. Но, видимо, Мотяга действительно очень хреново «заметал следы», и уже во вторник в квартиру Нади – так звали ту девочку – постучали. А стоило ей спросить: «Кто там?» - с шумным треском дверь распахнулась, и на пороге предстали уже знакомые нам подручные братьев. Мы сдались почти без боя. Отходив нас как следует по бокам, чёрные вытащили нас на улицу и погрузили в багажник.

- Теперь хоть выспимся, блять, - заметил Мотяга.

*Продолжение следует*