Загадка

Выберите лишнее в списке число:

2

6

9

12

Отлично! Жаль, конечно, что так быстро разгадали. Придётся, наверное придумывать другую.

- Итак, - в пригласительном жесте развёл руками Мартевски, усевшись в кресле. – Прежде чем мы продолжим, я готов удовлетворить твоё любопытство.

- Раумовски назвал меня хранителем Индикатора.

- И он не далёк от истины.

- В каком смысле?

- Шилдовски направил мне твоё дело. По его мнению, ты можешь стать хранителем. Можешь.

- А вы как считаете?

- Я привык не заглядывать вперёд. Тебе ещё предстоит доказать свои способности. Вот посмотри, - сунул мне Мартевски лист бумаги. – Сможешь решить эту задачку?

На листе была написана последовательность цифр: 2, 6, 9, 12.

- Выбери лишнее, - сказал Мартевски.

- Ну, это просто, - после секундных раздумий ответил я. – Это девять. Все остальные – чётные.

Мартевски цыкнул и втянул в себя сквозь сомкнутые зубы воздух. Кажется, он не был доволен ответом.

- А если хорошенько подумать?

- Ну-у, - протянул я смущённо. – Может быть, тогда двойка. Она единственная не делится на три.

- Так, неплохо. А если ещё подумать?

«Да тебе не угодишь», - пронеслось у меня в голове.

- Ну, стало быть, двенадцать, - бормотал я задумчиво.

- Уверен? – лукаво улыбнулся Мартевски.

- Ну, двенадцать – двузначное число, так что…да, уверен.

- А может быть, нет?

- Ну, если не двойка и не девять, тогда точно двенадцать.

- Не двойка и не девать, говоришь? А почему тогда не шестёрка?

- Ну, потому что…потому что…

- Она что ничем не отличается от остальных? – подсказал он.

- Да вроде бы, … вроде бы, нет.

- Ну что ж, - Мартевски взял из моих рук листок. По его поведению хранителя, что тот разочарован.

- Погодите, - произнёс я. – Шестёрка – лишняя.

- Почему? – уже не проявляя интереса, спросил Мартевски.

- Ну, …, ну…, - я пытался сообразить на ходу. – Ну, двойка не кратна трём. Остальные кратны. Двенадцать – двузначное число. Теперь оно как бы лишнее. И ещё есть девять. Оно тоже отличается от остальных, потому что нечётное.

- Та-ак.

- Но шестёрка, … шестёрка выпадает из этого ряда, потому что… потому что…

- Почему? – Мартевски посмотрел на меня, как бы говоря: «Вот-вот, ты уже рядом».

- Потому что…, - пришлось говорить ответ, правильность которого казалась мне маловероятной. – Потому что это единственное число, которое совпадает с остальными по трём предыдущим признакам.

- Неплохо! – воскликнул старик, но не больно-то радостно. – Так какое же число лишнее?

- Но, - удивился я, едва переведя дух. – Я же только что, …, - и тут меня осенило. – Постойте-ка. Неужели …? Здесь нет лишних чисел и…

- И…, - протянул Мартевски.

- И все – лишние.

- Фууух, - Мартевски облегчённо выдохнул. – Ну, наконец-то. Не сразу, но вы всё-таки догадались. А это уже неплохо, - кажется, это было его излюбленным словом.

- И эти тесты сегодня используются в школах, - заметил я удивлённо. – Но в чём смысл такой задачи?

- Ну вот, - разочарованно ответил Мартевски. - Едва вы подали мне надежду, как сейчас же лишаете меня её.

- Но как же так? – настаивал я. – Как можно определить ум человека, давая такие задания. Какую бы цифру он не назвал, всё будет правильным.

- И неправильным, - напомнил Мартевски. – А каким было задание?

- Выбрать лишнюю цифру.

- Нет. Я сказал тебе, выбери лишнее, - он поставил акцент на последнем слове. – А мы выяснили, что?

- Что лишнего здесь нет, - понял, наконец, я.

- Вот именно. А значит, ты сделал неправильный вывод: какую бы цифру ты не назвал, ответ будет неверным.

Я встряхнул головой, пытаясь понять мысль хранителя.

- Нам в школе давали подобные задания. Но я что-то не припомню хоть одно с таким же ответом. А ведь мы даже получали какие-то оценки. У меня, между прочим, были весьма неплохие.

- Ваших учителей интересовало то, как вы усвоили элементарные знания. То, как вы мыслите. Естественно, большинство отвечало, исходя из стандартного типа мышления. Задание, которое я дал тебе сейчас, самое простое. Ты без труда отделил числа по очевидным принципам. С шестёркой оказалось сложнее всего.

- Но вы так и не ответили на мой вопрос. В чём смысл этой задачи?

- Я просто хотел продемонстрировать тебе логику принятия твоих решений. Вот смотри, сейчас все спорят, насколько важна Стена, так?

- Ну, не то, чтобы все, но многие, да, - кивнул я, вспомнив Тулу.

- Мы имеем две стороны, два противопоставленных друг другу мнений. Одни говорят, укрепление Стены необходимо. Вторые – нет. И что самое интересное, я думаю ты замечал это, аргументация обоих этих мнений логична.

- Пожалуй, - ответил я неуверенно.

- Одни говорят, укрепление Стены необходимо, потому что выселенцы проявляют всё большую изобретательность в попытках попасть в Город. Они говорят, что Стена – единственная наша защита.

- Ну, не зря ж её строили, - пожал я плечами.

- Другие им отвечают, что Стена не нуждается в дополнительных тратах. Количество набегов на Город, говорят они, не превышает допустимого значения. Можно и потерпеть, пока мы не решим более важные дела.

- Конечно, было бы неплохо для начала разобраться с голодом. Только сегодня утром я видел, как…

- Погоди, не перебивай. Так вот, каждая из сторон приводит исторические справки в качестве доказательства своей правоты. Посмотрите, говорят первые, наш Город из года в год совершенствовал Стену. Вторые говорят, посмотрите, выселенцев становится всё меньше и меньше, а значит Стена и без того эффективна. Понимаешь?

- Вроде бы, - ответил я, надеясь, что Мартевски не задаст какого-нибудь уточняющего вопроса.

- Одни выбрали лишнюю цифру и пытаются убедить в своей правоте вторых. Но и те уже выбрали ЛИШНЮЮ цифру.

- Но лишней цифры нет, - пробормотал я.

- Определив для себя одну единственную логическую последовательность, они, казалось бы, нашли верный ответ и игнорируют иную точку зрения. Таким образом и первые, не видя всей картины делают однозначные выводы. Они не могут знать наверняка, что последует за их решением. Если завтра разгорятся споры по поводу Стены, нужна ли она вообще, Город вновь разобьётся на два лагеря. Одни будут за её снос, другие – против. При том, что они даже понятия не имеют, что там за этой самой Стеной скрывается и что будет, если её не станет. Более того, они даже не помнят, да и не могут помнить, тех времён, когда Стены вообще не было.