Любовь – совершенно замечательно штука

Автор: Н.И. КОЗЛОВ, психолог
Фрагмент из книги «Книга для тех, кому нравится жить»
Личные консультации syntone@syntone.ru

Если о любви мечтать, то все мечтают о самом красивом. Он восхищен ею и трепетно заботится о ней, она благодарна за его теплоту и заботу, а, кроме того, сама любит его, что порождает ответные чувства его. Как приятно подчеркнуть, что ее чувство любви не сводится просто к ответу на любовь его, что ее любовь самостоятельна и бескорыстна, что она любит не его любовь к ней, а – его.

Любовь – совершенно замечательно штука, особенно если о ней только читать в научно-романтической литературе и не пытаться всерьез примерить например бескорыстность к себе.

То есть это представить легко: тебя любят ни за что и всегда, каким бы ты ни был, просто за то, что ты есть! И всегда – думают и заботятся о тебе, твои радости становятся радостью для любящего тебя, а твои печали печалят его…

Существенно сложнее оказывается представить, что это ты должен кого-то любить совершенно ни за что. Всю прошлую неделю она мне не звонила, а вчера, когда мы встретились на вечеринке, она совершенно нагло кокетничала с каким-то пижоном и делала вид, что меня как будто не видит. И я теперь должен светиться от любви к ней? И радоваться, что она нашла себе нового хахаля? Может, им еще фонариком посветить?

Ты отказала мне два раза,
«Не хочу!» – сказала ты.
Вот какая вот зараза,
Девушка моей мечты. (
Самая народная «Академия»).

Любовь небесная – прекрасна, но даже очарованные ею люди практически воплотить ее регулярно затрудняются. Мечтать о ней, конечно, не вредно, но какие шансы, что так полюбят тебя, если ты так – любить не умеешь?

Посему предлагаю рассмотреть более реалистичные варианты и обратить внимание на любовь земную. Земная любовь выглядит как полагается, то есть имеет облик вполне небесный, воздушный и трепетный, но если вы присмотритесь к корням, вас поразит ее житейская основательность и жестковатый практицизм.

Типичное начало: Хочулка взаимная

Хочулка плюс владелка получается имелка, а кончается все это сопелкой и пыхтелкой.

Я встретил женщину и понял, что эта женщина мне нравится. Я понял, что я ее хочу. Женщина увидела мои горящие желанием глаза, оценила совокупный (то есть душевный, физический и прочий) капитал их владельца и подала мне знаки благосклонности: «Ты мне нравишься тоже!»

Ее руки мягко задержались в моих руках, и на мое касание пальчиками ее ладошки она ответила довольно опущенными ресницами.

Я понимаю, что эта женщина не против. Она не возражает, если я буду ее завоевывать – и я решаю ее завоевывать.

Я начинаю ей звонить теплым голосом, интересоваться ее планами, слушать ее переживания и рассказывать ей милые небылицы. При встречах я внимателен, но немного неровен, потому что не скрываю своего желания, отчего ее глаза довольно туманятся. Мои губы тянутся к ее, она смеется и шлепает меня по губам цветами, которые я ей подарил.

Она знает, что я ее люблю. Хорошо, что я знаю, как это делается, и хорошо, что мне нравится и легко это делать для нее. Потому что я ее хочу. Мы – лакомимся друг другом.

А на картинке это выглядит так:

На поверхности – люблю. А в основе, то есть на самом деле — хочу.

Несложно догадаться, что у некоторых субъектов, недалеко вышедших из животного мира, «хочу» может очень даже наличествовать, а любовь – как-то нет. Кстати, ничего страшного я в этом не вижу, особенно если их хочулка окажется взаимной.

Ты – меня, я – тебя. Вот и посношались. А если вам это не нравится, то вы можете себя этим не радовать.

Хотя, конечно, с любовью лучше. С любовью немного хлопотнее, но выходит и красивее, и добрее, особенно с учетом обычного возникновения ответного чувства…

Близость и привязанности

Далее, мы с Ириной (пусть мою любимую женщину зовут так) решили соединить то ли свои постели, то ли свои жизни – и стали жить. Как это происходит обычно, между нами достаточно быстро завязались привязанности, я свыкся с Ириной, мы стали близкими людьми, я привязался к ней, а она привязалась ко мне.

Стоп! И близость, и привязанность я предлагаю вам представить предельно реально: вот между нами натянулись веревочки, а то и канатики, одним концом канатик привязан к моему ребру, другим концом – к ее. И мы стоим предельно близко друг к другу: я чувствую ее дыхание, а она – мой локоть.

Что будет теперь, если мы близки, а я неловко повернулся? Мой локоть ударит ей по ребрам.

А вы знаете, у меня довольно острые локти.

Вот незадача! Были бы мы не близки – она бы только посмеялась над моей неловкостью, но мы близки, и она кривит гримаску: «Ой, ну больно же!»

При близких отношениях неловкость – ранит.

А что будет, если я когда-то не устрою ее как близкий человек и она вдруг дернется от меня? Канатик между нами натянется и, привязанный к живому, дернет нас. Нам станет – больно.

Привязанность чревата болью. И вы это знаете.

Как люди близкие и привязанные друг к другу, мы стали опасными друг для друга людьми: мы можем причинить друг другу реальную боль. И если я не хочу, чтобы мне было мучительно больно, если я не могу допустить, чтобы Ирина от меня ушла, что я буду делать? Правильно, я буду Ирину любить, я буду об Ирине заботиться. Моя зарплата станет ее зарплатой, я буду приносить Ирине цветы и ходить на рынок за картошкой. И если я об Ирине забочусь хорошо, я могу быть почти уверенным, что она мне сильно больно делать не будет. А если Иринушка тоже не дура, и мы оба заботимся о себе… то есть о другом… то есть о себе,

Я правильно озабочен подбором слов?

то у нас теперь настоящая любовь, которой мы и охраняем себя от партнера, от нанесения нам боли и душевных ран. Очевидная и возможно главная черта этой любви то, что это любовь добровольно-принудительная.

То есть ты, конечно, можешь и не любить, но ведь, сам понимаешь, тебе же хуже будет…

А пока все хорошо: если не копаться что там внутри, то снаружи таких отношений вы увидите благостную картину заботливой и внимательной любви, справедливо вызывающей у посторонних восхище­ние, а у партнера – благодарное ответное чувство. И тогда картинка про отношения, где любовь рожда­ется из привязанности, выглядит вполне при­вле­­ка­тель­но. Да?

Да, только не дай вам бог, несмотря на все меры предосторожности, все-таки дернуться или партнера задеть: даже без всякого злого умысла, чисто рефлекторно партнер вздрагивает и начинает задевать вас.

Ну мы так устроены.

Нам становится больно – и мы устраиваем разборки. Вот так:

Похоже, что картинка потеряла былую при­вле­ка­тель­ность и стала более реалис­тич­ной. Как в жизни. Как в нормальных отношениях, где любовь только при­крывает привязанности и мгновенно превращается во вражду и ненависть, чуть только привязанности напрягаются…

От любви до ненависти – одна привязанность?

Нас с людьми связывает не только душевная привязанность, иногда еще крепче нас связывает жизнь. Мать-дочь – близкие люди, плюс вообще не разъедешься. И снова – нас нередко спасается любовь.

От мамы никуда не денешься, а она тебя достанет всегда. «Куда пошла?!», «Чтоб я этого больше не видела!», «Да как ты смеешь!» – набор известен, но не радостен. Что делать, куда бедному крестьянину податься? Убегать пока некуда, драться и воевать — пробовали, наши силы расстреливаются на дальних подходах… Остается, похоже, одно: дружить. А еще лучше – любить.

Когда что-то любишь – оно уже не такое противное, плюс если даришь внимание, понимание и теплую заботу, на тебя почти не ругаются, а иногда даже ласковы.

Любовь – давно проверенная защита от опасных близких. Да, средство это дорогое. А что делать? Вот и начинают близкие люди любить друг друга, чтобы не съесть враг врага раньше времени.

Сделки

Можно привязываться, а можно идти немного другим путем, когда два взрослых и разумных человека так или иначе договариваются друг с другом. Близость между нами не обязательна (опасно, однако!), а вот взаимные услуги – это по-настоящему интересно. Если речь о любви ведут два хорошо воспитанных человека с возвышенными чувствами, то договор о предоставляемых услугах звучит возвышенно красивым, прямо-таки поэтическим текстом, но расшифровывается без всякого труда.

Вот например,

Таким текстом будет идти Его признание в любви,

а таким – расшифровка Ею этого слабо закодированного текста.

«Иринушка, мне так дорого твое присутствие…»

«Дорого…» – значит, готов платить за мое присутствие. Проявляет заинтересованность. Это хорошо.

«Мне так нравится смотреть в твои глаза, чувствовать твою близость и теплоту прикосновений… Ты меня так привлекаешь…»

Понятно. Хочет секса. Это тоже хорошо.

«Я хотел бы, чтобы у нас сложились серьезные отношения…»

Серьезные… Он что-то гарантирует. Что? И что за это ждет от меня?

«Я так представляю, что у нас будет дом, где ты будешь хозяйкой…»

Понятно. На мне готовка, стирка и так далее.

Она может то ли вздохнуть, то ли расслабиться, потому что смысл его текста ясен уже предельно: «У меня к тебе вполне традиционные ожидания. Я от тебя жду все, что должна делать каждая обычная жена». Если они имеют некоторый опыт семейной жизни, то основные функции жены она знает и так, в случае чего он ей быстро напомнит. Это:

Душевный друг – тот, кто готов принимать мою усталость. Более подробная раскладка, напоминаю, имеет вид: Грелка, Взгрелка, Унитаз, Золотое зеркальце. В другое время – Игрушка для трепа и развлечений.

Любовница, то есть секс бесплатно. Немного внимания каждый раз обещаю, но чтобы по полной программе вокруг тебя каждый раз крутиться, как раньше – нет уж, извольте.

Визитная карточка. Жена для мужчины есть важная составляющая его личного интерьера в широком смысле этого слова.

На этой фотографии изображены моя дача, пес, машина и жена. Все выглядят – великолепно!

Домохозяйка. Домом и мной надо заниматься. Мне самому, что ли, носки стирать?

Мать моих детей. От меня – руководящие указания, от тебя – все остальное. В общем, мои дети должны мне понравиться.

Впрочем, любая сделка имеет две стороны, и в ответ на ожидания мужчины женщина выставляет требования свои. Трепетно вложив ему в руки свои ладошки и преданно глядя в глаза, она спросит:

«А ты готов содержать нашу семью?»

Что значит: «Деньги давай!»

«Больше всего я ценю в тебе то, что ты настоящий защитник и опора…»

То есть: «Самые трудные вопросы на грудь берешь ты, а не я, и я знаю, с кого мне в случае чего спрашивать».

«Милый, и еще: я так благодарна тебе за взаимопонимание!»

Перевод: «Чем быстрее ты будешь меня понимать и со мной соглашаться, тем будет лучше. Не упрямься».

Если больше она ему ничего обещать не планирует, то: она вдруг порывисто, с широко открытыми глазами тянется к нему, нежно опускает свои руки ему на плечи, тихо припадает к его груди, после чего задерживает дыхание, медленно прикрывает глаза и дарит ему свои полуоткрытые ищущие губы. На чем торговля обычно и заканчивается…

Минута… две… три. Наверное, пока хватит.