6 subscribers

Уральские (Яицкие) казаки А. Ялфимов

Краткое путешествие в 19 век,
Мы с кокандцами сойдемся Винну порцию запьем
Закричим мы враз “Ура!”
Тут погибнет вся Хива!
Мы избавим из неволи
Своих братьев *земляков...

(из песни уральских казаков)

Уральский казак Ерофей Шарлин, будучи в СанктПетербурге с ежегодным и вековечным подарком к столу их Императорских величеств, услыхал при Дворе слово мудреное, коим оперировали в разговоре вельможи тамошние.

Слово это - Тенденция!

Шибко оно Ерофею показалось. По приезду домой, на Яик, к месту и не к месту слово это прилеплял, чем снискал себе славу грамотея и умной башки.

Попробуем и мы слово это применить, дабы обрисовать век девятнадцатый, о котором речь пойдет, может , что хорошенькое из этого и получится.

Итак, тенденция - Политическая.

Оренбургский генерал-губернатор Василий Алексеевич Перовский -мужчина видный, в военных и политических кругах России человек известный.
Сам государь Николай 1 к нему благоволит, знает,
что генералу тошно при дворе обретаться, знает, что специально от грызии придворной на край России, в
Оренбург отпросился. Уважая Перовского, ему за это не выговаривал.

Его превосходительство граф Перовский с малых лет при жизни воинской. При Бородине рану получил, отличился в других ратных кампаниях. Умом владел пытливым, неспокойным, водил дружбу с Н.М. Карамзиным, В. А. Жуковским, А. С. Пушкиным, Писано об этом много, повторяться не следует.В 1833 году заступил на пост генерал-губернатора Оренбургского края, рьяно за дело взялся. Навел дланью тяжеленькой порядок в оренбургской степи, в далекую Азию глянул,… Глянул и обомлел! На дворе век девятнадцатый, век просвещенный, а там рабство средневековое. За морем Аральским, за пустыней непроходимой пауки кровожадные расселись - Хива, Бухара да Коканд. Владея никем не мерянными плантациями хлопка, винограда, бахчей требовали одного: рабов, рабов, рабов! Трухменцы вкупе с дикими без роду и племени кочевниками с визгом налетали на торговые караваны, посольства, мелкие воинские отряды, грабили, убивали, вязали пленных, гнали без продыху на базары Хивы, Бухары, Коканда. А то, сбиваясь в крикливые таборы, подбегали к рубежам России, арканили мужиков, детей, баб, гнали в рабство.
Страдали не только православные. Не было у разбойников разбору, хватали всяких.
Персия, имея несчастье быть рядом с Хивой, стонала от разбоя, людского воровства. Персами-рабами пополнялись плантации. В гаремах томились персиянки. Хива требовала рабов, работорговцы старались.
А тут ещё Англия - хищник известный горячит Хиву. На руку ей гнездо это разбойное в золоте и безобразии прокисшее. Устремления державы британской
известны - утвердиться в Азии, встать твердо у границ с Россией.

Нет-нет Хиве пушек подкинет, вооружение, а то офицерами пособит, кои аскеров азиатских строю европейскому обучат:
-Шаг нужен решительный, господа, удар крепкий, неожиданный, - рубил кулаком воздух губернатор, делясь планами своими с офицерами гарнизонными.

-Мыслю, экспедиция воинская необходима в сторону азиатскую, дабы сковырнуть сей чирей зловонный! Намерен я во время ближайшее просить Государя оказать содействие в этом святом деле. А вам, господа офицеры, готовиться к походу, не мешкая. Втолкуйте воинству нашему, что не завоевания для на Хиву пойдем, а чтобы освободить мужиков и баб в рабстве изнывающих, очистить пути торговые от диких разбойников, уничтожить гнездо рабовладельческое.
-Скорблю также, - продолжал Василий Алексеевич, - о соседе нашем народе персидском, народе красивом культуры древней. Сколь много зла претерпевает он от ханства Хивинского и городов зловредных Коканда, Бухары, Андижана. Города сии тако же в крови людской купаются, уподобившись древней Кафе, известной рынками работорговли. А посему, господа офицеры, надлежит вам учинить ревизию строгую средь воинства своего на предмет вооружения, обмундирования, боезапаса и прочая. Необходимо учесть все до мелочей, ибо иногда от малого зависит жизнь солдата, а значит и успех всей кампании. С Богом, господа!
Вот такая политическая тенденция сложилась в первой половине 19 века в отношениях между Россией и Средней Азией.
Приспела пора покончить с Хивой и другими
городами, рассадниками работорговли, которые, погрязнув в средневековой дикости, мешали развитию дипломатических и экономических связей между

Россией и другими державами на юге. Они превратили огромную территорию Средней Азии в непроходимый участок, где гибли и пропадали сотни тысяч людей. Поход, предпринятый Перовским в 1839 году, был неудачен, и только через 34 года, уже после смерти Василия Алексеевича, в 1873 году рабовладение в Хиве

будет уничтожено. Но и после 1873 года еще не раз приходилось армиям Туркестанского военного округа, в состав которых всегда привлекались уральские казаки,

уничтожать гнезда работорговли, освобождать десятки тысяч невольников различных национальностей.

В этот период воинство российское возглавлял боевой генерал Константин Петрович Кауфман, который принадлежал к той категории военных, которая шарканью по паркетам в столицах предпочитала грохот артиллерии, свист пуль, лязг сабель.

Быстрый в решениях, неутомимый, а иногда и жестокий, К. П. Кауфман был овеян такой же славой в Средней Азии, каковой был покрыт на Кавказе генерал

А. П . Ермолов.