Поставки мороженого краба в Южную Корею по-прежнему идут менее активно, чем поставки живого

13 June 2018

Общая активность южнокорейского импорта мороженого краба и в марте была довольно низкой и вновь сильно уступила активности поставок живого краба. Об этом сообщает Fishnet.ru (vk.com/fishnet).

Более того, по сравнению с мартом 2017 г. был зафиксирован довольно сильный спад активности, что заметно сказалось на общем уровне импорта по итогам первого квартала. С другой стороны, поставки в целом были проведены по значительно более высоким ценам, чем в прошлом году, причем в марте основное влияние оказали поставки стригуна, а за квартал на общем характере импорта довольно заметно отразились неожиданно активные проводки королевского краба, причем в подавляющей части российского производства.

Мартовский импорт королевского краба составил всего одну тонну, причем по ценам в районе всего US$20,00/кг. Тем не менее, по итогам первого квартал общий объем импорта вырос почти в 7,5 раз и приблизился к 0,1 тыс.т при том, что за весь 2016 г. было проведено не более 50 т, а за весь 2017 г. лишь несколько более 120 т (но включая более 30 т недорогой чилийской продукции, поставок которой в нынешнем году пока не фиксировались). Средняя же цена импорта (СИФ) российской продукции за январь-март поднялась по сравнению с годовым показателем 2017 г. более чем на 17%, сложившись на уровне более US$30,50/кг. В то же время средняя цена импорта из Норвегии ограничилась всего US$28,65/кг, причем при объеме поставок в размере всего 1 т.

Крайне слабым остается и внимание южнокорейских пользователей к работе с мороженым опилио норвежского производства. В марте не было проведено ни тонны, а за первый квартал объем импорта, который проводится по коду краба мороженого прочего, составил только 7 т, но при довольно высокой средней цене, которая была близкой к уровню US$20,00/кг.

Очень невысокой остается и активность поставок мороженого опилио с Аляски и из Восточной Канады, общий объем импорта североамериканской продукции по коду краба прочего, по которому помимо данженесского краба мог проводиться и стригун, за январь-март составил всего 40 т при том, что суммарный объем импорта по этому коду составил почти 2,0 тыс.т. Вызывает интерес необычно большой разбег цен, ведь цены по поставкам из Канады были в районе US$20/кг, а цены импорта из США ограничились в среднем менее US$13,00/кг (при импорте из Гренландии, крайне незначительном, цены были на этом же уровне).

 Основные объемы южнокорейского импорта мороженого стригуна в таких условиях поставок из конкурирующих источников были представлены продукцией России и Намибии.

Поставки намибийской продукции стабильно идут по низким ценам вблизи уровня US$8,50-9,00/кг, что примерно на 10% выше уровня цен первого квартала прошлого года, но объем импорта увеличился более чем на 60% и достиг 0,27 тыс.т, из которых почти половина была проведена в марте. Можно отметить, что за прошлый год поставки намибийского стригуна уже увеличились почти на 85% и достигли более 0,57 тыс.т, так что начало нынешнего года может говорить об активном продолжении этой тенденции.

Объем же импорта российской продукции в марте всего лишь соответствовал прошлогоднему, составив 0,11 тыс.т, но по итогам первого квартала вырос более чем на 59% и достиг 0,52 тыс.т, причем цены всего на 3%, но снизились, ограничившись в январе-марте менее US$13,50/кг, однако в марте средняя цена импорта была на 16% выше прошлогодней, составив почти US$17,15/кг.

Таким образом, с учетом поставок королевского краба общий объем южнокорейского импорта мороженого краба российского производства увеличился на 87% и достиг 615 т. Это, конечно, совсем не тот уровень, который фиксируется по поставкам живого краба (их объем вырос на 20% и достиг более 3055 т), но сам факт такого роста вполне может говорить о том, что для российских производителей постепенно открывается еще один достаточно емкий рынок (за прошлый год импорт из России мороженого краба приблизился к уровню 2,5 тыс.т с ростом почти на 20%).