Бывший главный судебный пристав России - должник должен доедать последний кусок хлеба

При попытке обжаловать 50 процентов удержания судья Нетёсса С. С. довела меня в зале суда до нервного срыва, в результате чего я был вынужден отозвать свой иск. Судья Нетёсса за одно судебное заседание перечеркнула всё моё стабилизировавшееся психологическое состояние. Такого отвратительного неумения вести судебный процесс и издевательства мне ещё не доводилось видеть. До сих пор у меня не хватает отваги полностью прослушать аудиозаписьтого судебного заседания. Отзыв иска ведёт к невозможности обращения в суд по этим же основаниям. Поэтому я начал готовить новые документы (основания), подтверждающие несоразмерность назначенного СПИ Федотовой А. Г. процента удержания моему реальному материальному положению. В этот раз жалоба пошла уже в адрес главного судебного пристава Камчатского края. Ей занималась уже бывший начальник отдела правового обеспечения Денисенко Т. А., и это был единственный человек среди приставов, который изучил документы, вникнув в суть произошедшего. Приставу-исполнителю были даны рекомендации снизить процент удержания. Выяснять материальное положение безработного миллионера Базалевского А. В. пристав отказалась, мотивируя тем, что закон об исполнительном производстве этого не предусматривает (хотя и не запрещает). Лишь на полгода удалось снизить удержание до 25% и избавиться от напряжения. В это время первым делом возобновил занятия в тренажёрном зале, начал ходить на йогу и кубинские танцы. Познакомился с интересными людьми и обрёл постоянный круг общения. Это весьма ощутимо воодушевило меня и отвлекало от случавшихся панических атак и гнетущего состояния.

Базалевский обжаловал в суде и это решение. Оно устоялось в апелляции и с меня вновь стали удерживать 50% заработной платы (что мешало СПИ Федотовой А. Г. определить иной процент удержания — не ясно). Суд установил, что СПИ Федотова А. Г. вынесла постановление об уменьшение размера удержания, не мотивировав его, что и послужило основанием для отмены. Ни на одно из судебных заседаний приставы не явились. Они активно участвовали ответчиками по моим искам к службе приставов, а по иску Базалевского просто не пришли, мотивируя тем, что СПИ Федотова А. Г. была сильно загружена. Что мешало приставу направить ходатайство об отложении судебного заседания — не понятно. Отмечу, что СПИ Федотова А. Г. произвела на меня впечатление неподкованного в законах госслужащего. Одним из примеров является производимое на протяжении 6 месяцев незаконное удержание денежных средств из моей заработной платы, установленное по моему заявлению прокуратурой Камчатского края и признанное законным самими приставами. Но деньги мне не возвратили, а прокуратура Камчатского края порекомендовала обратиться в суд за взысканием морального ущерба.

Публиковать все документы по линии службы судебных приставов не вижу смысла, иначе эта статья станет претендентом в «Википедию». На сегодняшний день служба судебных приставов, по моему убеждению, является наиболее некомпетентной, недальновидной, представляющей опасность для здоровья и грубо нарушающей права человека организацией, что подтверждается международными и местными СМИ. У меня сложилось впечатление, что приставы целенаправленно действуют в пользу взыскателя. Его мать из семьи Цавро, по сообщениям, завладевшей в 90-е годы половиной Рыбколхоза им. Ленина, занимала в прошлом пост старшего судебного пристава и, наверное, сохранила хорошие связи в этой структуре.

После судебного решения, вынесенного в пользу взыскателя, приставы уже не соглашались изменить процент удержания, даже в то время, когда мне была сделана операция и были необходимы деньги на лекарства. Приставам, как и прочим другим госслужащим, легче отказать, чем соблюсти права человека.

31.08.2016 на личном приёме с директором УФССП России Парфёнчиковым Артуром Олеговичем мной былиозвучены мои тяжбы с судебными приставами. На тот момент я уже был начитан о сомнительной репутации Парфёнчикова и всё же хотел составить своё собственное о нём представление. Оно недалеко ушло от критических статей.

После произнесённой мной речи я целый час выслушивал глупые и несуразные повествования главного пристава России. Парфёнчикова А. О. совершено не волновали озвученные мной нарушения его подчинённых. Более того, он порекомендовал мне как можно скорее выплатить долг и обратиться к родственникам за помощью. Удивительное дело! С чего вдруг мои родственники будут раскошеливаться на выплату защищаемому государством правонарушителю? Почти то же самое посоветовал мне судья Легров, порекомендовавший в судебном заседании взять кредит в банке, загнать себя в долговую кабалу и выплатить долг. Дальше — лучше. Главный пристав России сообщил, что удержание в 50% — стандартная практика. «Мы со всех так удерживаем, даже с многодетных и малоимущих семей» — сообщил глава приставов России. Но больше всего меня поразила брошенная им фраза, что должник должен быть зажат до такой степени, чтобы доедать последний кусок хлеба. Чувствовал себя униженным и в очередной раз оскорблённым от такой политики государственного служащего, равно и государства. Парфёнчиков А. О. также заявил, что на меня нужно наложить ещё и ограничение специального права.

Мои попытки вразумить его, поясняя, что такое ограничение не законно, т. к.:

– во-первых, такое ограничение было введено в 2015 году (28.11.2015 N 340-ФЗ), и закон обратной силы не имеет;

– во-вторых, я не уклоняюсь от исполнения решения и выплачиваю каждый месяц 50% из своего дохода;

– и в-третьих, такое ограничение (п. 2, ст. 67.1 ФЗ «Об исполнительном производстве») не попадает под мой случай.

«Всё равно», — услышал в ответ. Совершенно не ясно, за какие заслуги Парфёнчиков удостоился звания «Заслуженный юрист России», если я знаю закон лучше, чем он сам. В конце беседы он дал команду присутствовавшему начальнику отдела исполнительных производств (ныне заместитель главного судебного пристава Камчатского края), Павлову Д. М. снизить размер удержания до 40% с целью соблюдения баланса интересов. По его рекомендации было написано ходатайство, в котором уже врио СПИ Федотова А. Г. отказала. Опешив от такой выходки, мной было направлено заявление Парфнчикову А. О. с просьбой разобраться в ситуации, которое было спущено Москвой в Камчатский край. Главное управление ФССП России не осуществляет должного контроля за своими подчинёнными на местах. И уже местные приставы сообщили, что Парфёнчиков А. О. в отношении меня никаких письменных указаний не давал. Наверное, Павлов Д. М. делал записи в своём блокноте только «для вида». Понадеявшись на честность приставов, я не стал вести аудиозапись и жестоко пожалел, ибо в действиях подписанта усматривается уголовное преступление, предусмотренное ст. 292 УК РФ («Служебный подлог»). Прокуратура Камчатского края также не нашла ничего необычного в действиях Федотовой А. Г. Получение заработной платы ниже прожиточного минимума из-за действий судебного пристава не является для прокуратуры предметом реагирования. По данным Федеральной службы по труду и занятости, уровень цен в Камчатском крае составляет 24 214,51 руб. в месяц за фиксированный набор товаров. С 2013 года моя жизнь протекала от аванса и до зарплаты (с 7 до 10 тысяч рублей). Спасала лишь индексация зарплаты на предприятии и её повышение с каждым годом.

Рекомендую каждому при беседе с госслужащими любого уровня и в судах вести видео или аудиозапись. Это даст возможность зафиксировать ненадлежащее поведение служителя государства, совершаемые правонарушения и даст преимущество в будущем. Урок вынес один: ни при каких обстоятельствах нельзя верить чиновникам, в особенности замаранным скандалами.

"....На мой взгляд, даже если автор был неправ по ПДД, суд всё равно должен был учитывать что товарищ (или господин) Базалевский был в состоянии АО. Я не юрист, от высказываний и оценок воздержусь, но решение суда видится другим... А деньги и связи, как обычно в нашем чудо-государстве, решили всё. Ну, и суд по возмещению ущерба с автора - это уже смахивает на наказание (месть) за поднятую шумиху в соцсетях.... Правда у каждого своя, но от этого шага попахивает низостью, ведь Базалевский явно не бедствует....Время всё расставит на свои места и возможно вылечит...Удачи, успехов, здоровья и терпения Вам..."
Комментарий на форуме Drom.ru

Как писал выше, после взыскания миллиона пришлось обратиться за помощью к специалистам, так как осознал неспособность самостоятельно выйти из сложившегося психологического и морального ступора. Отчаяние, злоба, гнев и ненависть к миру стали моими спутниками жизни. Мне была нанесена психологическая макротравма. Ситуация усугублялась тяжёлой травмой головы, на фоне которой негативные мысли не проходили, а только зацикливались, не давая жить. Это была война разума, победить в которой можно было только изучив поле битвы. Весь последующий месяц я провёл под капельницами. Посещал курсы глубокой релаксации, проходил психологические тесты, необходимые для оценки моего состояния после травмы. На тот момент был очень вспыльчив и хотел преодолеть это. Негативный взгляд на жизнь не позволяет достичь успеха. Ко мне притягивались люди, оказавшиеся в схожей с моей ситуацией или же мыслящие такими же негативными категориями, что и я. Озлобленные на жизнь и окружающих. И лишь только после того, когда мне удалось взглянуть на мир по-новому, вспомнить про оптимизм, радость, счастье, добро, в жизни стали появляться соответствующие моему состоянию люди. Разрушительную тенденцию удалось переломить, хотя отголоски всё ещё долго давали о себе знать. Реабилитация после тяжёлых черепно-мозговых травм тесно связана с нейропсихологией. Это высший пилотаж понимания влияния мозга на поведение и мысли человека. И, как выяснилось, на Камчатке специалистов такого уровня нет. Раны моей души всё ещё кровоточили. Психическое состояние на фоне травмы не пострадало, и, чтобы справиться с тревожностью и фобиями, мне порекомендовали к изучению западные книги по нейропсихологии. Началось моё увлекательное путешествие в глубины человеческого мозга и познание самого себя. Раз за разом, отрабатывая изучаемые нейрометодики, экспериментируя с диетой и витаминами в сочетании с физическими упражнениями, удалось «остудить» перегретые участки мозга.

Источник: Отрывок из книги "Моя история на миллион"