Не воруйте желтую сирень!

19.07.2017

Князья Голицыны были самым многочисленным русским дворянским родом. Соответственно, имели в разных сторонах и весях семейные гнезда. «Википедия» предлагает познакомиться с двадцатью четырьмя Голицынскими усадьбами, которые кое-где в России уцелели. Но это не все усадьбы, дворцы и дома; их было гораздо больше. Каюсь, не знаю их поименно. Но вот в одну из двадцати четырех, устоявших во времени, мы позавчера, наплевав на дождь, поехали. Сначала посетили городок Юрьев-Польский, а затем… Но все по порядку.

Городок Юрьев-Польский находится в 180 километрах от Москвы. Был он заложен в одно и то же время, что и столица нашей Родины, по велению одного и того же человека – князя Юрия Долгорукого. Время показало: Москва процветает, Юрьев-Польский – еле дышит. Жителей здесь всего девятнадцать тысяч, люди знают друг друга в лицо, «здрасьте-здрасьте», большая семья.

Туристу в Юрьеве-Польском не разгуляться, все главные точки – в центре: Исторический музей, Георгиевский собор-ребус, «Пятерочка», «Дикси», парикмахерские, кафе «Багратион». Как-то так. Поэтому мы ненадолго задержались в тихом городке, а взяли курс на Переславль-Залесский, в усадьбу князей Голицыных Симы.

Это место Петр Первый пожаловал князю Михаилу Михайловичу Голицыну Старшему за честную службу и ратные подвиги. Князь Михаил Михайлович был яростным воякой, выиграл тьму сражений, был смел, как лев, все свои награды получил не в ходе интриг, а за конкретные боевые дела… Еще князь Михаил Михайлович нравится мне своим чадолюбием. Будучи дважды женат, он стал отцом восемнадцати детей.

В Симах генерал-фельдмаршал почти не бывал, некогда, войны да войны, а вот его потомки возвели здесь усадьбу, заложили парк во французском стиле, построили две каменные церкви: Богоявленскую (1769 г.) и церковь в честь Дмитрия Солунского (1775 г.), собрали богатые художественные коллекции, библиотеку. В Симах родились известные военачальники, политики, а также ученый-физик с мировым именем князь Борис Борисович Голицын. Он стал пионером отечественной сейсмологии, изобретя сейсмограф, и организовал в России первую сейсмическую службу.

Еще Симы в русской истории известны по печальному поводу: в стенах голицынского имения в сентябре 1812 года скончался русский полководец Петр Иванович Багратион. Это отдельный рассказ. Пока пара слов: усадьба жива именем Багратиона. Его кончина здесь «помогла» сохранить старинный дом, пусть и в полуинвалидном состоянии. В усадьбе сегодня работает сельский Дом культуры, детская библиотека и народный музей П.И. Багратиона.

Вот бывает так: с первой минуты видишь человека и мгновенно проникаешься к нему симпатией. Так и мы увидели директора Симского Дома культуры Аллу Анатольевну Комарову и поняли, как говорят в некоторых фильмах: это наш человек!

Алла Анатольевна – ангел Симской усадьбы, она готова размахом своих крыл накрыть многострадальный особняк и сохранить его от всех бед и невзгод. Алла Анатольевна переживает за все, что связано с голицынским имением. И за то, что местные жители могут под окнами усадьбы в теплый вечерок алкогольные напитки распить, а потом тут же незатейливо побросать бутылки. И за то, что из-за шума и громкой музыки близлежащего кафе из старого парка улетели ушастые совы, упрыгали юркие белки. Переживает Алла Анатольевна, что не смогла у коренной симской жительницы выпросить княжеские фотографии, вцепилась та – не отдам! Мое! А какое «мое», родня, что ли, та старуха князьям? Дело было своеобычное: с 1918 года стояла усадьба пустая, уехали хозяева кто куда, спасаясь и надеясь, что выживут в океане смерти. Фотографии же, как и остальные предметы, были народом из усадьбы изъяты, а попросту говоря - украдены… Так что померла уже та бабка «Мое! Не отдам!», родственники ее живут в городе Владимире, и если забирать у них чужие для них фотографии, это назревает целый детектив.

Да что фотографии-чашки-ложки-картины-часы и прочие усадебные вещи! Последний владелец Сим князь Александр Борисович Голицын, офицер русской армии, предводитель дворянства Владимирской губернии (1901-1909) выписал из Голландии двадцать сортов сирени, в том числе и желтую. Прижилась заморская сирень в княжеских владениях, щедро развесила грозди, благоухала так. что сердце замирало от счастья, а тут революция… Так вот Симский народ голландскую сирень из княжеского сада-парка осенью 1918 года быстренько выкопал и в свои палисады посадил… Когда я узнала об этом факте, открыла от изумления рот. О разных кражах на своем веку я слышала, но о такой – сиреневой – впервые.

У Аллы Анатольевны Комаровой сейчас главная задача – отреставрировать усадьбу. Если этого не сделать, старинный дом обрушится. Алла Анатольевна, где может, ищет деньги, пишет письма, доказывает, что Симы – это достояние России, жемчужина, одна из колыбелей отечественной истории и культуры. Дай Бог сил и удачи этой женщине с благородными помыслами!

А в интернете некоторые журналисты с Владимирщины оставляют едкие обвинения, мол, потомки князей Голицыных часто посещают усадьбу, но почему-то у них не возникло желания восстановить усадьбу... Эх, до сих пор кое-кто думает, что князь – это человек, сидящий на мешке с золотом. И вот так вот зло, коварно вправо-влево глазами поводит, мол, не подходи, убью. И как будто не было 1917 года, когда людей старого мира, в том числе и князей, убивали, гноили, уничтожали, все у них отняли. А мешки с золотом давно перекочевали в другие подвалы, вот как желтая сирень из княжеского парка – в соседские палисады.

Здесь остановлюсь, а то какой-то плач Ярославны!

В Симах нашей семье понравилось, потому что усадьба все еще жива. Мы туда приедем и не раз. Будем помогать, чем можем Алле Анатольевне Комаровой и ее соратникам. И теперь у меня есть мечта: хочу увидеть, как цветет княжеская сирень. Пусть мое сердце тоже замрет от счастья. А то, что сирень будет благоухать за чужими заборами, что ж, можно глаза закрыть и представить ушедшие на века времена.