Потерянная коробка.

23.07.2017

Слова строят мосты в неизведанные области.
Слова строят мосты в неизведанные области.

То был из тех вечеров, когда хотелось взять бутылку нефильтрованного, пойти на пригородный вокзал и уехать на первой электричке в неизвестном направлении. Сидеть на деревянном сидении и смотреть как город переходит в сельские районы с перронами, где расположились вмазаные гопники с сигаретой в зубах и мыслью о краже твоего айфона с последующим обменом его на 4 бутылки Охота Крепкая.

На улице было тепло, -21, я накинул пальто и отправился искать истину. Я всегда говорю "искать истину", когда выхожу на улицу сам не зная зачем. Не успел покинуть подъезд, как со мной в полемику вступила старая, как Форд Гран Торино, бабка:

- Ты что, придурок, с голыми ногами ходишь? Выпорола бы тебя, ублюдка!

- Сталина на меня нет, сеньора.

Эх, моя маленькая наивная бабушка, Вам никогда не понять, что если тебе 18 и ты студент-математик. Ты надеешься , что девушки будут трахаться с тобой только потому что у тебя белые 95-ые найки.

Я взял бутылку депрессивной Балтики 9 и отправился на ЖД станцию. По дороге я представил, как та бабушка поджидает модников на выходе из магазина Адидас Ориджиналс и стреляет по ногам каждому кто выходит оттуда.

Сел в электричку до Черепаново. Я сел в электричку до Черепанова и так как я не брал с собой денег, и понимал, что сегодня мне уже не вернуться.

Всегда люблю стоять на перроне и ждать поезда. Смотреть за математической строгостью русской мысли: люди курят точно под табличками "нельзя курить", гопники сидят на кортонах перпендикулярно лавочкам, а бабушки стоят жестким клином, все заходят в вагоны по распределению Максвелла.

Зашёл дедушка и предлагал всем купить чистилку для моркови, он стоял, чистил морковь, демонстрируя чудодейственность продаваемого продукта. Он делал это так как будто не чистил чёртову морковь, а изобретал огонь. Видимо его насвайные внуки не сказали, что продавать такое в электричке тоже самое, что предлагать сатане купить биту для крикета.

- Вы принимаете карты?

- ***рты, умник ***ный.

А может не так уж он и плох.

Она вошла под Искитимом. Одета в олимпийку Найк конца 70-х, глаза закрыты дорогими солнцезащитными очками. У неё была короткая простая стрижка, голливудская улыбка, сбивающая своим блеском истребители, и бутылка вишневого Блэйзера. Это любовь - подумал я. Надо было брать 2 бутылки - читалось в ее глазах.

Она села прямо передо мной. Я бы скорее х** отрезал, чем позволил себе просто молчать. Я сидел и смотрел на неё 23 минуты. Когда я был 2-х годовалой личинкой мне было проще сказать "мама", чем сейчас поздороваться. Я собрал остатки того, что считал своей волей:

- Можно мне попробовать твой блэйзер?

- Только если дашь отпить Балтику.

Мы говорили о Мариенгофе и о дилерах насвая. О культе личности и о Спанч Бобе. О дуальности бытия и о том, что в порнухе всегда отстойные сюжеты. Я никогда не общался так легко, и никто не говорил так интересно как она.

- Как ты попал сюда?

- Я ищу истину.

Она взболтала бутылку Блэйзера, открыла крышку.

- Видишь как лопаются пузырики и воздух выходит из бутылки?

- Да.

- Это и есть истина, а ты стоишь рядом. Тебе стоит лишь заглянуть в бутылку и ты все поймёшь.

И я понял.

- А что ты тут делаешь?

- Ты же видишь, пью блэйзер.

И она улыбнулась. Я бы отдал абсолютно все, лишь бы вновь увидеть такую улыбку.

Для меня существовала только эта электричка. Странное чувство. Будто бы я вообще не жил. Как новая философия, говорящая о том, что наша жизнь - электричка и люди, которые там встречаются. Главное, чтобы контролёр не пришёл и не выгнал тебя из-за отсутствия билета.

- Чем ты занимаешься?

- Я учусь в НГУ.

- Хорошо, но чем ты занимаешься?

- Ну по воскресеньям я преподаю.

- Да, но чем ты занимаешься?

- Я сижу в электричке и слушаю как ты играешь со мной в купи слона.

- Ну наконец-то.

С каждым ее словом, с каждой ее мыслью, я все больше понимал, что хочу провести с ней всю жизнь. С девушкой, пьющей блэйзер, которую я вижу впервые в жизни. Как будто всю жизнь у меня была маленькая коробочка с счастьем, я просто забыл, куда ее положил.

Мы договорились высадиться на следующей станции и попытаться переночевать. После чего поехать встречать рассвет на крыше дома, в котором я жил. Мы шли в сторону выхода, она взяла меня за руку и вела за собой. Ещё никогда в жизни я не был так уверен в том, что поступаю правильно. Она обернулась, увидела счастливого меня и вновь улыбнулась. О боже опять эта улыбка.

Я пропустил ее первой. Одна ее нога ударяется о другую и она падает. Она лежит на перроне вниз лицом, стекло от очков лежит около головы. Сколько я пытался ее поднять, столько она безжизненно падала на перрон.

Она умерла утром в больнице от кровоизлияния в мозг.

Я потом пил 2 недели и начал курить.

Ее звали Вика.