Russian Review
1 subscriber

Протесты против нечестных выборов только помогают власти

Протесты против нечестных выборов только помогают власти

Сегодня подсчитывали голоса на втором туре губернаторских выборов в Приморье. После 95% подсчитанных голосов выигрывал кандидат от КПРФ, но потом отрыв его от кандидата от «Единой России» стал резко сокращаться и в конце концов последний победил. То есть в ЦИКе просто подрисовали нужные цифры, когда поняли, что нужный кандидат проигрывает несмотря ни на что.

Самое интересное — как про эту историю написали российские оппозиционные мыслители. Люди на полном серьёзе обсуждают махинации на выборах в России так, будто это что-то необычное. Некоторые даже писали, что скандал «создаст почву для российского майдана». Если это действительно так, то вдвойне странно: то есть вот русский народ стерпел отравление кучи народа всякими ядовитыми газами с помойки и даже ничего толком не сделал с воровством т.н. «пенсионных накоплений», но какое-то региональное мошенничество с подтасовкой выборов обязательно вызовет восстание.

Здесь можно заметить две интересных закономерности в поведении «умеренной оппозиции».

Во-первых, конечно, «умеренные» до сих пор надеются договориться с властью и даже без каких-то серьёзных переговоров: на уровне своеобразного общественного договора. Суть этого договора такая: власть старается меньше палиться во всяких противозаконных и попросту аморальных вещах типа воровства и мошенничества (например, обставляя выборы более хитрым способом, чтобы «Единая Россия» побеждала вроде как честно), а оппозиция старается поменьше «раскачивать лодку». Открытого нарратива с такими призывами, разумеется, нет, но поведение не оставляет выбора: каждый раз, когда правительство пытается всех обмануть, они ведут себя так, будто это было совсем неожиданно и вроде как даже в первый раз: отсюда и все эти разговоры про то, что вот из-за очередного мошенничества народ устроит майдан, как будто это так просто.

Во-вторых, всем этим своим поведением «умеренная оппозиция» невольно легитимизирует разные плохо работающие или даже полностью отказавшие институты вроде выборов. Если выборы ненастоящие, то зачем следить за ними так пристально? Если и явку, и голоса всё равно накрутят, то зачём вообще привлекать к голосованию хоть какое-то внимание? В этом была главная проблема «забастовки избирателей» в своё время — о выборах говорили едва ли не больше, чем о «забастовке». И в случае с Поволжьем сейчас: конечно, эта накрутка уж слишком наглая, однако, не будь её, были бы выборы честными со всем этим давлением по-настоящему оппозиционных партий, монополией провластных сил на традиционные медиа и прочим жутким беспределом? Разумеется нет. И поэтому последовательный оппозиционер не признаёт любые выборы в России, даже если на них не было формальных нарушений во время голосования и подсчёта голосов.

То есть проблема оппозиции в России — это слишком сильная ориентированность на правительство. В более демократических странах задача оппозиции — критиковать партию власти. Но в России, как и в других авторитарных странах, этого недостаточно: власть не просто неправа в чём-то — она является проявлением неправильной системы, которую нужно сменить полностью, потому что возможности выбрать другую партию всё равно не будет.