45 subscribers

3. Иллюзии

17 August 2017

Глава 1. Метаморфозы

- Вы спрашивали меня об имени Бога. Да будет вам известно, что таких имен человечество выдумало множество и перечислять их все довольно утомительное занятие.

Теперь вместо еврея в купе перед старцем сидела молодая привлекательная девушка с длинными светлыми волосами. Одета она была просто и не вызывающе, но тем не менее притягивала к себе взгляд словно магнитом, источником которого была её живая и теплая жизненная энергия, бившая фонтаном через край. Старец внутренне улыбнулся и продолжил.

- Но есть одно имя, которое тщательно охраняется от влияния времени. Его запрещено произносить всуе. И именно поэтому оно все еще имеет силу.

- Что же это за имя?! - нетерпеливо выкрикнула девушка.

Старец улыбнулся, достал откуда-то небольшую дощечку, покрытую воском. На ней было что-то нацарапано. С плохо контролируемым нетерпением девушка выхватила дощечку из рук старца, развернула к себе и вгляделась в рисунок.

יהוה

- И что же это означает?

- Это священная тетраграмма или тетраграмматон. Непроизносимое имя Бога. Наиболее близкий по смыслу перевод - “Аз есмь”.

- И как это понять? - наивное лицо выражало недоумение и разочарование.

Старец снова улыбнулся. И в этот момент произошло нечто невероятное. Прямо на стекле появился какой-то текст. Сначала очень размытый и нечеткий, но постепенно принимающий правильную форму.

Иисус сказал им: истинно, истинно говорю вам: прежде нежели был Авраам, Аз есмь. Тогда взяли каменья, чтобы бросить на Него; но Иисус скрылся и вышел из храма, пройдя посреди них, и пошел далее

(Ин. 8,58-59)

Девушка глядела на стекло, выпучив глаза от удивления.

- Это все реально?

- Все, что ты видишь, реально. - улыбнулся в ответ старец.

- Но как это может быть?

- Возможно все, во что ты сама веришь.

- И что же значит этот текст?

- Как ты думаешь, почему после того, как Иисус назвался именем “Аз есмь”, его сразу же захотели забросать камнями?

Девушка молчала.

- Потому что он назвался священным непроизносимым именем. Именем самого Бога. Это считалось главным богохульством и каралось смертью.

Сохраняя молчание девушка внимательно смотрела на старца.

- Кто как не сам Бог может назваться этим именем, если любой Человек его боится?

- Да, я кажется понимаю…

- Это еще не все. Вот что по этому поводу говорит свт. Иоанн Златоуст. «Почему же Он сказал: прежде нежели был Авраам, Аз есмь? Почему Он сказал Аз есмь, а не Я был? Как Отец Его употребил о Себе это слово: есмь, так и Он. Оно означает присносущность бытия независимо ни от какого времени. Поэтому слова Его и показались им богохульными. И если они не потерпели сравнения с Авраамом, хотя это и не так важно, то могли ли перестать бросать в Него (камни), когда Он стал часто сравнивать Себя с Богом?» Мысль “Аз есмь” это то, на чем утверждено наше существование. Без нее мы просто перестаем существовать и падаем в бездну небытия.

Девушка перевела взгляд на свои руки и увидела, что держит газету со статьей Дэвида Юма. Взгляд упал на какой-то отрывок и она стала читать.

“Если идея нашего я порождается некоторым впечатлением, то оно должно оставаться неизменно тождественным в течение всей нашей жизни, поскольку предполагается, что наше я таковым именно и остается. Но нет такого впечатления, которое было бы постоянным и неизменным. Страдание и наслаждение, печаль и радость, страсти и ощущения сменяют друг друга и никогда не существуют все одновременно. Итак, идея нашего я не может происходить ни от этих, ни от каких-либо других впечатлений, а следовательно, такой идеи совсем нет.”

- У меня голова кружится.

- Не переживай, это не страшно. Страшен только сам страх.

- Так это все не реально?

- Все зависит от того, откуда смотреть. - снова усмехнулся старец. - Для нас с тобой это все реально, а вот для того, кто нас думает - нет.

- Думает нас? Что это значит?

- Тебя не удивляет, что в этом купе ты появилась ниоткуда? Просто возникла. А до этого момента тебя и не существовало вовсе. И газета в твоих руках возникла только после того, как ты на нее посмотрела.

Девушка раскрыла было рот, чтобы возразить, но поняла, что возражать нечего.

- А до того, как появилась ты, здесь сидел пожилой еврей. А ты никуда не исчезала и ниоткуда не появлялась, ты просто была евреем, а теперь стала молодой девушкой. Человек это не личность, не субъект. Скорее это некое явление, вроде радуги или северного сияния, с некоторым набором постоянно меняющихся материальных и духовных элементов, случайное соединение, обреченное на бесследное исчезновение. И именно этим объясняются все учения о майе, о мире как иллюзии, как различных модификациях безличного Брахмана, который и сам не имеет свойства бессмертия.

“Нет, это все неправда! Но ведь я помню все то, о чем говорит этот Человек. Но кто он такой? Почему играет с моим умом? Меня нет?! Меня просто кто-то придумал? Это чудовищно!”

Тьма снова поглотила все пространство, растворив его в Себе.

Глава 2. Существование

Вокруг не было Ничего. Ни права, ни лева, ни верха, ни низа, даже самого “вокруг” не было. Не было ни мыслей, ни чувств. Вообще Ничего. Пустота. Азазель в очередной раз достиг дна бездны, растворившись в водах небытия. Печально вздохнув, он в очередной раз принялся творить Себя заново.

- Аз есмь! - нараспев громко прокричал падший ангел.

Пустота стала наполняться чем-то невидимым и необъяснимым. Но она определенно стала живой и вызывала благоговейный трепет. Постепенно из неё стали проступать очертания огромных крыльев, затем тела и наконец сам Азазель, слепленный из Пустоты Света ощутил свое существование.

- Аз есмь! - произнес он. На этот раз повелительно и утвердительно.

В тот же миг окружающая Пустота стала исчезать, оставляя после Себя образы творимого мира, Вселенной, огромной и бесконечной, существующей по одной Ей ведомой законам.

Азазель вновь ощутил забытое чувство. Как будто балансируешь на тонком канате на высоте тысячи метров. Он увидел в небе огненные буквы.

В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог.

Оно было в начале у Бога.

Все чрез Него начало быть, и без Него ничто не начало быть, что начало быть.

В Нем была жизнь, и жизнь была свет человеков.

И свет во тьме светит, и тьма не объяла его.

(Ин. 1,1-5)

Азазель удовлетворенно улыбнулся, взмахнул крыльями и растворился в своем творении.

Глава 3. Явление

Человек пас овец. Солнце стояло в своей самой высокой точке, поэтому припекало нещадно. Он стоял у подножия горы, которая именовалась Хорив. И увидел Человек неподалеку терновый куст, который горел огнем, но не сгорал.

“Пойду и посмотрю на сие великое явление, отчего куст не сгорает.”

И был Ангел Господень в пламени огня из среды тернового куста. И увидел Господь, что Человек идет смотреть и воззвал к нему из среды куста.

“Человек!”

Он отвечал.

“Вот я!”

“Не подходи сюда, сними обувь с ног твоих, ибо место, на котором ты стоишь, есть земля святая. Я Бог отца твоего, Бог Авраама, Бог Исаака и Бог Иакова.”

Человек закрыл лицо свое ибо боялся воззреть на Бога.

И говорил с ним Бог и открыл будущее и обещал свою помощь.

И сказал Человек в ответ.

“Вот, приду я к своим собратьям и скажу им: Бог отцов ваших послал меня к вам. А они скажут мне: как имя Ему? Что сказать мне им?”

“Аз есмь! Так скажи собратьям своим: Аз есмь послал меня к вам.”

Человек открыл глаза. Он лежал на спине и смотрел в голубое бездонное небо. Все еще не понимая видел ли он все в реальности или ему просто напекло голову и с ним случился солнечный удар, он поднялся на ноги. Перед глазами был терновый куст. Он уже не горел. Но пришло полное осознание того, что все произошедшее было реальным.

“Аз есмь!”

Человек закрыл глаза и медленно вдохнул, набирая полную грудь воздуха. Затем также медленно выдохнул. Спокойствие заполнило сознание.

“Все, что есть, есть только потому, что Ты есть. Каждое создание существует только потому, что Ты знаешь его.”

Человек растворился в свете, окружающем его. Он больше не был отделен от внешнего мира. Он сам был внешним миром. Тишина и спокойствие. Гармония. Счастье.