Глава V Пробуждение

Часть первая. Ответ

На следующий день, сидя за своим компьютером и лениво просматривая сайты, я наткнулся на книгу. “Духовное просветление прескверная штука”, автор Джед МакКена. Я сразу вспомнил вчерашний шар, который я скрутил из книги и запустил прямиком во Вселенную, и понял, что эту книгу она выбросила мне в ответ. Я принялся читать и с самих первых строк понял, что это тот, самый недостающий кусочек пазла, который я собирал всю свою жизнь, ведя свою битву на истину.

Если это звучит неприятно, привыкайте. Это дело неприятное. Я пишу эту книгу не для того, чтобы заработать денег или обрести последователей или стать популярным. Я пишу её для того, чтобы вывести её из своей системы. И моё послание не о том, чтобы вы поверили, как тут обстоят дела, но чтобы вы сами всё проверили.

Когда я дочитал до этого места, то почувствовал себя так, будто на меня вылили ведро ледяной воды. Все моментально встало на свои места. То, что я пережил ранним воскресным утром и назвал просветлением было ни чем иным, как самадхи. И к просветлению это не имеет никакого отношения. Просветление наступило только сейчас. Больше не осталось ни одного вопроса. Лишь ощущение, что я прошел игру, в которую играл всю свою жизнь. Сказать, что я был ошеломлен и потрясен, будет очень мало. Я находился в открытом космосе, в невесомости, где нет опоры, на которую можно поставить ногу. Я просто застыл в неподвижности и разглядывал все события своей жизни. Ответы появлялись одновременно с вопросами. И так всегда происходит в сознании. Просто пока сознание находится в дуальности, то человек не может этого видеть.

Я видел символ Инь Ян, который мне очень нравится своей глубиной и лаконичностью. И я уже знал, что лежит за этим образом. Одна из интерпретаций выглядит следующим образом. Люди, живущие в этом мире, делятся на две большие категории. Черные Инь, которые живут на земле или эмоциями, и белые Ян, которые живут на небе или интеллектом. Но не существует абсолютно черного и абсолютно белого. Поэтому в каждом Инь есть частичка Ян и в каждом Ян есть частичка Инь. Так и у людей внутри перемешано по части черного и части белого, но преобладает всегда что-то одно. Я всю свою жизнь тренировал и взращивал свой интеллект, а переживания воскресного утра открыли во мне вторую мою сторону, которую я всю жизнь упорно игнорировал. Это позволило уму соединиться с сердцем и увидеть, что в символе Инь Ян незримо присутствует третий элемент. Тайцзи или Великий предел. То, что обрамляет этот символ, ограничивая видимый мир. Несуществующие врата, за которыми лежит… Многие пытались это описать, но как известно, Дао, которое может быть выражено словами, не есть постоянное Дао. Имя, которое может быть названо, не есть постоянное имя. Любое слово будет неверным, потому что это то, чего нет.

Я видел свою книгу. Я знал, что в любой истории всегда присутствуют трое. Тот, про кого рассказывают, тот, кто рассказывает и тот, кто слушает. И вот именно для этого третьего и необходим был весь спектакль. Просто, чтобы он мог отделить себя от искусственно созданного персонажа и познать свою истинную суть, посмотреть на книгу со стороны и вывести ее из своей системы.

Я вспомнил как просил духа лианы мертвых избавить меня от желаний. И все это время дух был со мной, он продолжал очищать меня, ведя вперед и заставляя выплеснуть содержимое собственного сознания на страницы книги. И с этим последним очищением он избавил меня от желания поиска истины.

Я уже совершенно отчетливо видел, что ayahuasca это не таблетка, которую можно принять и познать тайны. Вино мертвых это просто ключ, отпирающий дверь. И таким ключом может стать все, угодно, если подходить к делу не формально, а действительно как к древнему ритуальному таинству. А чудо совершает тот, кто отпирает дверь, если не побоится заглянуть за край и пройти Несуществующие врата.

Часть вторая. Жизнь среди смертных

Несколько дней мне понадобилось для того, чтобы свыкнуться с произошедшим. Не было больше ни одного вопроса, который меня волновал бы. Потому что я знал, что могу получить ответ на любой вопрос, стоит его только задать. Не было больше желаний, потому что некому было больше желать. Я решительно не знал как мне жить дальше с этим среди обыкновенных людей, которые играют свои роли. Играют и по-настоящему верят с свою игру. То, что я испытывал, точно соответствовало описанию из книги.

Когда я, наконец, связал всё воедино, было очень приятно, хотя снесло крышу как при землетрясении, случилась смена парадигмы – реализация. Я провёл много лет, как домашняя бабочка, слоняясь среди гусениц и видя очень художественный сон, как я стал бабочкой. Я знал, что я существенно отличаюсь от гусениц. Я знал, что нас разделяет непроходимая пропасть, что я больше не один из них, что они не похожи на меня, а я не похож на них. Я знал, что могу общаться с ними лишь на самом поверхностном уровне, основываясь на своей быстро исчезающей памяти об их языке и привычках. Однако, мне потребовалось время, чтобы понять, что я уже не был одним из них, потому что я был чем-то иным, и что разница была абсолютной. Я получил доступ в совершенно новую реальность, но ещё не вошёл в неё, потому что никто не мог мне объяснить, что этот новый вид бытия, которым я стал, был тем, что гусеницы называют "бабочками". И вообще, кто бы смог объяснить такое тому, кто даже не знает, о чём спросить? Чертовски специфично.

Как много людей действительно зашли так далеко? Сколько реально просветлённых? Многие заявляют об этом, но сколько их в действительности? Не имею понятия, но могу предположить, что очень немного. Те, кто любит размышлять, подсчитали, что одному из десяти тысяч приходит это в голову, и один из десяти тысяч из них действительно достигает этого, то есть один из ста миллионов. Во всём мире и во все времена – именно в таких масштабах – на земле в любое время существует несколько дюжин реализовавших истину живых существ. А сколько из этих нескольких дюжин, как я, пытаются помочь другим? Становятся известными?

Так бывает в конце. Даже если тебе тысячу раз говорили, что у знания – у поиска – есть конец, ты ошеломлён и обескуражен, когда достигаешь его. Несколько лет ты ведёшь битву за битвой, каждая изнурительней предыдущей, и никогда, никогда, даже не надеясь, что когда-нибудь действительно сможешь победить в этой жизни.

А потом, в один прекрасный день, вот те раз. Ничего. Ни врагов, ни борьбы. Меч, казалось уже впаявшийся в руку, можно отбросить, если пальцы смогут разогнуться. Больше не с чем бороться, больше нечего делать, и больше уже никогда не будет нужно что-либо делать снова.

И даже тогда, очень вероятно, что ты не будешь знать кто ты и где. Всё просто окончено, и ничего не приходит взамен. В сказках новоиспечённые вампиры спрашивают, что влечёт за собой их новый статус. "Что, я настоящий вампир?" "А как быть с чесноком, распятиями, солнечным светом, гробами?" "Я бессмертен? Как это проверить?" "Что правда, а что миф?". Я слышал, что мастера дзен говорят, что требуется десять лет, чтобы привыкнуть к этому, а для них, это значит провести десять лет в наиболее подходящей для этого обстановке – в дзен монастыре, где всё и всегда просветление. Представьте себе другой случай: провести этот период посреди социума, который обесценивает духовность, и где даже духовные знатоки – невольные мастера дезинформации. Это будут чертовски специфические десять лет.

Я интуитивно чувствовал что что-то здесь не так. Вопросов больше не было, а конфликт остался. Как так может быть? Мне не хотелось провести в подобных размышлениях следующие десять лет моей жизни.

Я открыл Youtube и стал наугад открывать видео, название которых вызывало мой интерес. Сначала мне попалось видео с концерта Дженис Джоплин, потом я посмотрел интервью Джима Моррисона, потом отрывок из фильма с Брюсом Ли. Не успел я подумать почему мне попались именно эти видеоролики, как уже знал ответ. Они все умерли молодыми. Умерли, просто потому что не смогли примирить себя с окружающей действительностью. Они находились в жутком конфликте противоречий между внутренним и внешним миром. И я понял, что Джед МакКена, тоже находился внутри конфликта, потому и писал свою книгу. И по этой самой причине в его книге описан момент, когда он находился на волосок от смерти. Он осознал, что его я ложное, а истинное Я это не-Я. Он отделил себя от остальных, поставив разграничительную черту. И отождествил себя со своим не-Я, не в силах интегрировать этот опыт в свою жизнь, застряв в последней ловушке. Я понял, что пришло время убить Будду и осознать, что истинное Я есть нераздельная совокупность я и не-Я. Дух только что забрал последнее мое желание. Желание своего Я. И ничего не остается как наслаждаться самой игрой, не беспокоясь больше о целях. Что дальше? Понятия не имею. Но это будет чертовски весело.

Полагаю, что Джед сделал тоже самое и теперь он странствует по земле, ест из помоек, моет подмышки в туалетах на заправках и работает над следующей книгой, предварительно названной "Духовно неправильное просветление: Вытри эту глупую улыбку с лица и проснись!"

Часть третья. Петля времени

Продолжая размышлять над книгой Джеда, я вспомнил, что в ней настойчиво упоминается слово “Дальше”, в своей кульминации предстающее в виде автобуса с указанным словом вместо номера маршрута. И если бы меня попросили сократить прочитанную книгу до одного слова, то безусловно это было бы слово “Дальше”. Никогда нельзя останавливаться, ведь только в движении существует смысл, даже если никакой цели не существует. Все что необходимо делать - просто идти вперед и ни о чем не беспокоиться. Ведь дорога возникает под ногами идущего.

Мои “сверхспособности” давали мне возможность получать ответ на любой вопрос и я вспомнил, что всегда интересовался главной книгой христианской религии. Название её Апокалипсис. В разные времена разные люди, среди которых был и Ньютон, пытались толковать её. Но никто даже и близко не подошел к сути. Мне было решительно все равно чем заниматься, поэтому я стал её читать. Вначале чтения я видел просто набор различных образов. По мере чтения, я чувствовал как мозг обучается и начинает распознавать образы, которое на протяжении книги повторяются в разных формах. К концу чтения я точно знал, что это за книга, почему её отказывались комментировать все святые и почему в самом конце наложен такой строгий запрет на малейшее изменение. Измени пару слов, не понимая о чем речь и цельный образ не сложится. Эта книга предназначена строго для своего времени. И речь в ней идет не о каком-то абсолютном времени в прошлом или будущем. Речь о времени, специфичном для каждого человека. Времени, когда человек окажется на необходимом уровне духовного развития, чтобы понять ее. Это практическое руководство по духовному росту, наподобие Бардо́ Тхёдо́л. Но если последняя проводит лишь на пятый уровень, за пределы смерти, то Апокалипсис открывает последние два уровня. И все это полностью согласовывается с йогической семиуровневой чакровой системой. Я только что выиграл свою последнюю битву. “Фух!”, только и вырвалось из меня. Я вспомнил свои давно позабытые чувства в тот момент, когда еще будучи двадцатилетним болваном, плывущим по течению жизни без сопротивления, прошел свою любимую игру Fallout 2. Я прошел главный квест и был немного огорчен тем, что это всё. Помню как спросил себя тогда: “Почему всё? Я ведь не вижу надписи You win и кнопки Exit.” И стал просто играть, проходя какие-то второстепенные квесты. И в один момент наткнулся на милую шутку разработчиков игры. Книгу по прохождению игры внутри самой игры. Мой персонаж прочитал книгу и характеристики взлетели на максимум. Подобным образом ощущал себя и я сейчас. “Дивны дела твои, Господи”, только и смог вымолвить мой полностью потрясенный и ошеломленный ум, застывший в изумлении.

Я понял, что тот двадцатилетний болван жил прекрасной жизнью, плыл по её течению, наслаждался ею, а потом в какой-то момент ему в задницу кольнуло шило, а в голову пришла идея познать истину. Я вспомнил ту ночь во всех подробностях. Ту самую ночь, когда я осознал, что истина существует и я заплачу любую цену, лишь бы найти её. Это был первый шаг. В результате тот паренек потратил 15 лет своей жизни на духовные поиски и в самом их конце пришел к тому, что единственный смысл жизни это просто плыть в её потоке и наслаждаться ею, как это делают дети. Все 15 лет он последовательно разрушал основы своего мировоззрения, перепрограммируя свой мозг, пока не дошел до главного вопроса и не понял, что всегда знал ответ. Ну разве не прекрасная шутка? Мысль сперва поразила меня своей абсурдностью, но тут же в уме всплыло огромное количество фактов, её подтверждающих. А потому не существует и не может существовать единственно верного решения, как не бывает правильного и неправильного. Решение, существующее в виде вопроса, еще может быть правильным или неправильным, но решение, воплощенное в намерение, правильно просто по факту своего существования. Такая простая и на первый взгляд абсурдная мысль, но, чёрт возьми, как я мог не видеть этого раньше?

Если согнуть руку в локте, потом согнуть кисть тыльной стороной вверх и положить на нее мяч, то существует всего три варианта удерживать мяч в равновесии, два из которых очень энергозатратны, но большинство людей выбирают только один из этих двух, потому что так проще и понятнее. Нужно либо предельно напрячь руку, зафиксировав её на месте, либо двигать вместе с мячом, когда тот начнет терять равновесие. Третий вариант, о котором все забывают, - предельно расслабить руку, сохраняя её в неподвижности и балансируя на самой грани. Сохранять баланс и равновесие. Находясь точно в самом центре между прошлым и будущим, там, где времени не существует, здесь и сейчас. Вот так и я в тот момент в полностью расслабленном состоянии балансировал на грани между реальностью и нереальностью, субъектом и объектом, телом и умом, я и не-Я.

Я рассмеялся. Последние оковы спали. Вокруг только бесконечно пустое пространство белой бездны и Я. Одинокий, пустой и бесформенный, способный принять любую форму. Играющий в пустоте.

Я почувствовал, что кто-то стоит за спиной. Я обернулся и увидел. Это был Джед МакКена. Он улыбался. Я вспомнил слова из его книги, так поразившие меня.

Если это звучит неприятно, привыкайте. Это дело неприятное. Я пишу эту книгу не для того, чтобы заработать денег или обрести последователей или стать популярным. Я пишу её для того, чтобы вывести её из своей системы. И моё послание не о том, чтобы вы поверили, как тут обстоят дела, но чтобы вы сами всё проверили.

Тут же в сознании всплыло слово “Дальше”, которое теперь навсегда станет моей мантрой. Да, конечно, пора идти дальше. Играть, принимая любую форму, дарить любовь и тепло, творить свою собственную реальность, играть любую придуманную роль. Ведь теперь можно быть кем угодно. Хоть святым, хоть Буддой, хоть простым парнем, как Джед МакКена. И если в голове вдруг возникает вопрос “А что же дальше?”, то нужно не раздумывая прыгать с обрыва, расслабляться и наслаждаться бесконечным свободным падением.

Но в то же время мне было грустно от понимания того, что я не могу оставить Родриго в живых, потому что не знаю продолжения этой истории. Точно также и Герману Гессе пришлось убить Йозефа Кнехта, потому что личности последнего больше не существовало и дальше могло произойти все, что угодно. Количество вариантов безгранично. В отличие от Родриго, шансов сохранить жизнь которому у меня решительно нет. Или все же есть?

Я вздрогнул и открыл глаза. Я лежал на коврике, неподалеку сидел шаман. Церемония все еще продолжалась. В следующий момент я отчетливо понял, что меня сейчас стошнит. Я вскочил и едва успел схватить ведро, как из меня начало изрыгаться все то, что я только что видел, но уже в своем физическом воплощении. Я избавлялся от ненужного. От всего того, что так долго пряталось в глубине и мешало разглядеть истину, подменяя ее ментальными конструкциями.