Из Каира в Смоленск. Египтянин о смоленских кальянных, шаурме и учёбе в СмолГУ

06.04.2018

Карим приехал в наш город, чтобы учиться на графического дизайнера. За полгода в России он научился жить в общежитии, разбираться в госучреждениях, узнал, где в городе самое красивое место, но так и не смог привыкнуть к русской зиме. 

Карим Рамадан

Детство

Мой папа египтянин, мама из Беларуси. А познакомились родители в Москве, во время учёбы в институте. Они поженились и переехали в Каир. Там родился я, а затем и моя младшая сестра. В нашей семье несколько поколений преподавателей. Мама — учитель русского языка и литературы, кстати, в Каире многие изучают русский, это очень востребовано. А папа — преподаватель, инженер полиграфических наук.

Когда мне было 4 года, ему пришлось по работе уехать в Саудовскую Аравию. Мама бы не справилась одна со мной и сестрой, поэтому мы переехали к её родственникам в Беларусь и прожили там ещё 4 года до возвращения отца.

Мне удалось впитать в себя всё самое лучшее из двух культур. От папы досталось восточная мудрость, уравновешенность, умение нести ответственность за своё поведение, уважительное отношение к старшим и родителям. Но всё-таки я не такой спокойный, как остальные египтяне. У них, например, нет понятия шумного застолья. Благодаря маме я узнал, что это такое, и оставил для себя частичку этого веселья и открытости.

Школа

Когда мы возвращались в Каир, у мамы было только одно условие: мы с сестрой не должны забывать русский язык.

Родителям удалось устроить нас в школу при посольстве РФ. Там учатся дети послов, дипломатов, представителей стран СНГ. Крайне редко в подобные учебные заведения попадают люди, из таких семей, как моя. Поэтому я очень благодарен родителям за такую возможность.

Мы занимались по тем же учебникам, что и в России, тоже сдавали ЕГЭ. Школа была совсем небольшая, человек 100 -150. Классы были очень дружные, мы никогда не ссорились. Когда твой круг общения составляют 10 человек, со временем начинаешь понимать, что не можешь себе позволить, например, обидеть кого-то из них. Мы дружили и с младшими ребятами. Мне рассказывали, что в России редко контактируют, например, ученики 7 и 11 классов.

Мы хорошо общались и с местным ребятами. Никогда даже не знал о разборках «школа на школу». Наоборот, нам нравилось узнавать разные культуры.

Каир — Смоленск

К концу обучения в школе стал вопрос о получении высшего образования. Мы выбирали между Каиром и Россией. Изначально я хотел быть дипломатом, но потом отец моего друга объяснил, что я не смогу полноценно работать в этой сфере из-за того, что папа египтянин, а мама белоруска.

Мне всегда нравилось рисовать, но я рассматривал это исключительно как хобби. В 11 же классе решил, что стану графическим дизайнером.

После сдачи ЕГЭ мне удалось получить квоту, она позволяет выбрать 6 российских вузов, в которые можно подать документы. Я выбрал два университета в Москве, два в Санкт-Петербурге, в Казани, в Сочи. Мама попросила ещё вписать Смоленск, а я даже не знал, где это. Позже она рассказала, что сама хотела туда поступать, но не получилось. Тогда, в молодости, она, стоя в Успенском соборе, пообещала, что когда-нибудь в этот город попадут её дети.

Так и получилось. В Москве и Питере иностранных студентов принимают только на платной основе, а в Смоленский государственный  университет взяли на бюджет.

Первое впечатление о Смоленске

Помню, как подъезжал к Смоленску на «ласточке» и увидел Крепостную стену! Я подумал: «Стена!!! Зачем им вообще нужна стена в центре города? Куда я попал?». Потом по пути в общежитие прошел по Лопатинскому саду, там было так много зелени, очень непривычно после жёлтых тонов пустыни. Тогда я увидел самый красивый, по моему мнению, уголок Смоленска — мост в Лопатинском саду. Я влюбился в это место.

А когда в первые выходные пошёл один гулять по городу, был в диком восторге. Смоленск оказался тихим, маленьким, невероятно уютным городом. Россия – это не вылизанные Москва и Питер, именно в небольшом городе понимаешь, откуда берётся русский дух.

Пока единственный минус Смоленска, который я заметил, — это погода. До сих пор не могу привыкнуть к климату, очень часто болею.

Университет

Конечно, я боялся поступать в университет. Приехал один, родители на другом континенте. Я не знал, как отнесутся ко мне в группе, думал, что из-за национальности будут возникать конфликты, в голове постоянно звучало слово «хач». Но всё оказалось круто, мы немного притёрлись друг к другу и стали хорошо общаться.

Правда стереотипы – это страшная вещь. Спрашивали, есть ли у меня личный верблюд, правда ли, что мы пьём из колодцев, и все ли женщины ходят замотанные. А потом друзья показали мне серию «Орла и Решки», если вы действительно таким представляете Египет, то это кошмар!

Ещё многие думают, что все арабы — ортодоксальные мусульмане. Это тоже неправда. Каир вообще достаточно светский город. Если ты считаешь, что вера для тебя не так важна, как знания, никто настаивать не будет.

Что бы я хотел перенести из Каира в Смоленск

Нормальную шаурму! Я даже не могу объяснить, чем они отличаются, но это два разных блюда.

Ещё вам стоит проще относиться к кальянам. Курить кальян в Каире – всё равно, что здесь выпить пиво. А в Смоленске все этим почему-то понтуются. Ещё в смоленских кальянных играет очень громкая музыка, это тоже недопустимо. Сама идея подобных заведений – это общение, ничто не должно от него отвлекать.

Фото: hpsmolensk

Чему меня научил Смоленск

Во-первых, я понял, что ремонт может быть быстрым. Когда я заезжал в общежитие в первый же день сломал замок.  На утро пришёл мужчина и при мне его починил. В Египте же любой ремонт чего-либо может затянуться на месяц. Египтяне говорят: «Даст Бог, сделаю завтра». А потом у любого рабочего находится ежедневное оправдание, чтобы отложить ремонт.

В-вторых, в России я узнал, что такое вечеринки и «вписки». Круто, когда веселье длится больше, чем 2-3 часа. У египтян не принято звать друзей в гости, не говоря уже о том, чтобы оставить кого-то ночевать. Именно поэтому большую популярность получили кафе, кальянные, все собираются там, чтобы пообщаться.

В-третьих, я научился быть самостоятельным. Только в Смоленске столкнулся с госучреждениями. И в любом из них слышал одну фразу: «Мы вообще не знаем, что с тобой делать и как оформлять». Здесь меня каждый раз выручало восточное терпение, я научился справляться с такими трудностями. 

Вообще за полгода я привык к жизни в России. Если после окончания университета меня здесь будет что-то удерживать, например, работа или любовь, то обязательно останусь; если же нет, то полечу обратно и покорю Каир.

Текст: Лина Якутская

Наш сайт: 1-smol.ru

Наш паблик вконтакте: vk.com/1smol