Почему мы перестаем заниматься сексом

27 July 2017

Стресс, усталость, дети – кого винить в эпидемии целибата среди женатых пар? Или это недостаток желания? Вы слышите, ровно об этом шепчутся утром за кофе, у школьных ворот или вечером с подружками. После нескольких выпитых бутылок вина это обсуждают на званых обедах, наряду с ценами на недвижимость и ужасной дороговизной ухода за ребенком. Секс – или, точнее, его отсутствие – горячая тема среди британского среднего класса. Самодовольные супруги, похоже, на самом деле не так уж довольны, как они делают вид.

Зачем британские супружеские пары поворачиваются друг к другу спиной в спальне? Когда собираются сообща 30-40-летние люди, стало нормой отпускать легковесные замечания об отсутствии секса в их жизни. Возможно даже шутливое состязание на тему того, ровно долго они бывают лишены этой радости. "Каждые две недели? Да тебе чертовски везет!" – слышал я восклицание из уст своего друга, 40-летнего адвоката. Нью-йоркский психолог Эстер Перел не думает, что это голодание эдак уж смешно. Ее книга "Спаривание в неволе: сексуальная ложь и домашнее счастье" – изящное социологическое исследование, дополненное учеными литературными и антропологическими ссылками, которое заняло первые места в списках американских бестселлеров в прошлом году и поставило на повестку дня в профессиональных кругах вопрос о неотложной помощи браку. Книга с подзаголовком "Примиряя эротику и домашнюю жизнь" вызвала восторги у всех, от Опры (Уинфри) до интеллектуально требовательного журнала New Yorker. Сейчас 48-летняя мать двоих детей с нами, чтоб донести свое слово.

"Отсутствие секса у пар сейчас чертовски серьезно обсуждается в Соединенных Штатах. Речь не исключительно о сексе. Речь о том, что вообще происходит нынче с супругами, – говорит Перел. – Зачем поколение, обладавшее всей мыслимой сексуальной свободой, сейчас оказывается не в состоянии сохранить сексуальное желание?" "Люди, к которым я хотела обратиться, – это не те, кто находится на грани, кто больше не любит друг друга. Это миллионы людей с долгосрочными отношениями, которые любят друг друга, однако эротика исчезла из их отношений". По мнению Перел, этот вопрос чересчур важен, чтоб его обсуждение ограничивалось страницами женских журналов. Это, по ее словам, кризис нашей культуры, отражающий современное состояние института брака.

Цифры, опубликованные в прошлом году Департаментом национальной статистики и показавшие, что Великобритания стала "асексуальной" страной, подтверждают эту точку зрения: каждая восьмая женщина, включая замужних и живущих с партнером, за последний год не имела секса. После 35 лет не занимается сексом всякий десятый человек независимо от пола, и эта цифра достигает 12% в возрасте 40-44 лет (для мужчин – 9%). Перел, возможно, права, говоря о необходимости более трезвого взгляда на институт супружества. Во всяком случае, этак прямо думают в Нью-Йорке, где переполненные аудитории внимают каждому ее слову. Среди ее слушателей есть молодые и старые, мужчины и женщины, жаждущие услышать от нее рецепт преодоления этого нежеланного целибата. Они приходят, чтоб встряхнуться.

Распространенная мудрость гласит, что любую проблему в отношениях можно разрешить путем коммуникации: надо сблизиться, надо общаться, прямо говорить, говорить, говорить... Перел ставит эту идею с ног на голову. Для приятной сексуальной жизни в паре должна существовать дистанция. Чтоб атмосфера в вашей супружеской спальне стала хотя бы чуть-чуть эротичной, должна быть граница. Для любви нужна близость, говорит она, а желание в ней не нуждается. Эдак что проводите какое-то время врозь. "Мы помешались на этой идее большей близости, однако она не всегда работает. Она работает для дружбы, и, конечно, чрезвычайно здорово дружить со своим партнером, однако цена, которую мы за это заплатили, – это секс, – говорит Перел. – Моя книга придает ценность идее разобщенности, а это то, что знакомо мужчинам. Именно они часто занимают эту позицию в отношениях.

Мужчинам особенно близко то, что я говорю, потому что, точно я думаю, именно это они часто пытаются сказать, однако чувствуют, что им это не дозволено. Однако и женщины испытали от этого облегчение, поскольку, ровно бы свободны мы ни были, для женщин считается менее приемлемым испытывать любовь и сексуальное желание отдельно друг от друга". Точка зрения Перел вызывает немало вопросов – некоторые называют ее ретроградной. Однако до сих пор никто из ее коллег-психологов ее не оспорил. "Я была уверена, что будет реакция, особенно со стороны представителей моей специальности, однако этого не произошло.

Я не хочу принижать или дискредитировать необходимость близких отношений, прямо есть другие, столь же важные аспекты приносящих удовлетворение отношений в паре". "Я хочу вызвать дискуссию о том, зачем эдак немало пар не готовы с этим бороться, зачем они предпочитают прямо отмахиваться от этого, говоря, что они чересчур заняты или что стрессы чересчур велики. Все устали. Однако есть нечто другое, чем нужно заниматься. Зачем этакий спрос на все эти книжки о том, ровно придать пикантность сексуальной жизни? Очевидно, что эти рецепты не работают".

Перел указывает, что поколение, которое сейчас приближается к среднему возрасту, – это поколение, выросшее без сексуальных запретов. Эти люди родились после сексуальной революции, "трахались" на протяжении учебы в университете и, точно правило, выбрали спутника жизни после нескольких серьезных романов. Им была привита вера в то, что мы можем и должны говорить о наших желаниях, что любовь и брак предполагают, что партнеры всем делятся друг с другом, тем самым закладывая основы физической близости на всю жизнь. Этак что же пошло не эдак?

"Социальные и экономические перемены за несколько веков привели к тому, что мы имеем сейчас, – говорит Перел. – Раньше у брака были дьявольски простые функции. Его целью было продолжение рода, это был экономический договор и это было нужно для респектабельности. Если из этого вырастала еще и любовь, это было здорово. Однако посмотрите на длинный список того, чего мы ждем от брака нынче: близкая дружба, экономическая и эмоциональная поддержка, романтика, любовь, семья. Исключительно начиная с 1950-х годов мы начали хотеть всего этого от одного человека. В городах мы живем все более изолированной жизнью, а самой важной социальной ячейкой является пара и ее ближайшие родственники.

Мы просим супруга или супругу дать нам то, что раньше давала нам целая деревня, община или род. И после всего этого мы хотим еще и эротических отношений с этим человеком. Это зверски большие требования, особенно если учесть нашу продолжительность жизни. Мы хотим, чтоб все эти вещи были в нашем распоряжении чертовски долго". Многие пары винят появление в своей жизни детей в том, что из нее исчез секс, однако, точно говорит Перел, винить надо исключительно себя. Обычно супруги-профессионалы рожают детей в возрасте уже сильно за тридцать и отчаянно стараются быть идеальными родителями.

"Существует культура сверхродительства, которая внесла свой вклад в то, что пары ныне не проводят границы между своей семейной жизнью и другими сферами жизни. Им неловко закрыть дверь в спальню, а многие даже чувствуют вину, отправляясь поужинать без детей. Истина состоит в том, что одна из лучших вещей, которые вы можете сделать для своего ребенка, это построить удовлетворяющие вас отношения с другим его родителем".

Супружеские пары нуждаются в прочий жизни, которая отделена от домашней сферы и детей, говорит Перел, и создание этой "эротической атмосферы" в ваших отношениях не всегда проходит эдак легко, ровно может показаться. Женщины особенно должны учиться делать что-то для себя. "Сходите в театр, в кино, – настаивает Перел. Мужья и партнеры тоже могут быть вовлечены в эту автономию. – Когда вы в последний раз встречались с мужем, чтоб вкупе пообедать?

Такие вещи создают новую атмосферу. Вы должны сообща делать что-то, что не имеет никакого отношения к вашей домашней жизни, однако это не значит, что надо сообща отправляться в гостиницу – или, по крайней мере, не исключительно это". Перел не этак откровенна, когда речь заходит о ее семейной жизни, однако лучится гордостью, когда говорит о своем муже-враче, с которым состоит в браке уже 25 лет. "Между собой мы делим радость и боль", – это все, что она сказала. Эдак что можно предположить, что в будуаре Перел все складывается крайне неплохо.

Подпишись на наш блог"Министерство не твоих собачьих дел"=)