Ули Зигг: the greatest mastery of collecting chinese contemporary art

Вкратце об Ули Зигге по стопам фильма «Китайские жизни Ули Зигга».

В возрасте лет так 30ти этот тщедушный некрасивый, но по всем отзывам очень харизматичный, а главное, умеющий находить общий язык с людьми (и даже с китайцами) человек поехал в только-только открывавшийся тогда Западу Китай, строить совместное предприятие. Предприятие занималось производством лифтов, что в новом растущем в высоту государстве очень актуально.

События 5 июня 1989 года по этическим соображениям заставили Ули покинуть страну.

С какой-то стати (видимо как самого тщедушного европейца – китайцы это любят) через несколько лет его попросили в Китай вернуться – уже собственное, Швейцарское правительство – в роли посла Швейцарии в КНР. Вместе с этим Ули стал живо интересоваться китайским искусством, дружиться с художниками и собирать свою коллекцию, делая из посольства музей. На дискуссионной сессии после показа Ули озвучил мысль, что кино получилось как раз про них, про китайских художников последних четырех десятилетий, но строго говоря, кино все о нем. От этого-то и вдвойне удивительно, что никогда о персоне не слышала, а тут бац, и она на 2 часа занимает большой экран. Но китайцы подтверждают – именно благодаря этому парню мир и узнал про современное китайское искусство, он собственно и сформировал его облик, выбирая друзей: Ай Вэй Вэй, Фан Лидзюнь, Дзэн Фаньджи…

Художники не оставались в долгу – он открывал им дорогу, а они посвящали ему свои произведения. Теперь, если рассматривая современное китайское искусство вы вдруг наткнетесь на загадочного бледнолицого носатого персонажа – знайте, это Ули. Примеров этому, опять же к удивлению, оказалось множество:

Ули с портретом Ули кисти Zhao Bandi (это тот самый, который автор сатирической социальщины с пандой)
Ули с портретом Ули кисти Zhao Bandi (это тот самый, который автор сатирической социальщины с пандой)
(с) Zeng Fanzhi
(с) Zeng Fanzhi
Ай Вэй Вэй слепил Ули в полный рост.Ули разбивает вазочку Ай Вэй Вэя.
Ай Вэй Вэй слепил Ули в полный рост.Ули разбивает вазочку Ай Вэй Вэя.
Ули разбивает вазочку Ай Вэй Вэя.
Ули разбивает вазочку Ай Вэй Вэя.
И даже становится первым мэром в диджитал-реальности, которую художница Cao Fei строит в Second Life.
И даже становится первым мэром в диджитал-реальности, которую художница Cao Fei строит в Second Life.

Но что в итоге делает Ули со своей коллекцией? Произведениями, рожденными от внутренней борьбы с режимом, произведениями, которые, как он сам выражается в фильме, художники порой отдавали ему с радостью именно потому, что знали – он собирает их из своего личного интереса и симпатии и не будет заниматься перепродажей (и именно поэтому подчас отдавали ему лучшие).

Ули отдает коллекцию в Гонконг! В еще даже не построенный музей (можно ехать начиная с 2019 года). В Гонконг, капиталистическое лицо Китая. В Гонконг, вовсе и не Китай даже, по мнению гонконгцев. Ай Вэй Вэй в конце фильма выражается, что лучшим выбором было бы утопить все 2000 экспонатов. Но Ули отдал. И даже продал на треть.

Все это возмущает вначале почему-то глубоко. Потом волна спадает: Ули всегда хотел показать китайцам их современное искусство, КНР произведения выставлять отказалась, Гонконг все-таки к Китаю ближе всех, капитализм – та система, что позволяет художникам расти и зарабатывать, Гонконг – один из центров мировой моды и искусства, музей построят годный (построят шведы).

А после шла к метро, держась недалеко от компании "Серого мокко". И китаец их говорит: «Я это не готов переводить». А девушки шутят: «Ну можно Ай Вэй Вэя имя не называть, можно так написать: «и кое-кто на букву А». Удивительно, но по всей видимости даже самый известный в мире современный китайский художник для Китая до сих пор чересчур экстремален.